понедельник, 9 июля 2018 г.

"Июньский пленум, июньский пленум, ты наш оплот!.."

"...Хорошим сеном ты кормишь флот!.."


35 лет назад некоторые советские творческие работники не могли даже правильно переписать со стены слова, написанные латинскими буквами:
"Активно, сознательно, творчески
Действовать наступательно
Михаил Колосов
Июньский (1983 г.) Пленум ЦК КПСС имеет поистине историческое значение. Он обогатил теорию и практику марксизма-ленинизма, теорию и практику строительства коммунизма в нашей стране новыми положениям – конкретными и ясными.
За дни, которые прошли после Пленума, мне приходилось встречаться с людьми разных профессий и возрастов, со многими писателями, и поэтому могу с уверенностью сказать, что решения Пленума, доклад члена Политбюро ЦК КПСС, секретаря ЦК КПСС товарища К. У. Черненко и особенно выступление на Пленуме Генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Владимировича Андропова восприняты творческой интеллигенцией, как и всем народом, с исключительным энтузиазмом, радостью. Документы Пленума вызвали у всех необыкновенный творческий подъем.
Приведу только один пример. На днях зашел ко мне старейший и известнейший писатель Г. Н. Троепольский, автор повести о Биме, а еще раньше прославившийся своими сатирическими рассказами и произведениями на деревенскую тему. Вошел, поздоровался и сразу, еще не присев, улыбаясь, спросил: "М. М., ты знаешь, с чем я приехал к тебе?" – "Наверное, мы что-то напутали в газете?" Отмахнулся… "Радостью поделиться! Вот хожу, и все эти дни распирает душу радость! Я ведь уже старик и на своем веку повидал многое. Но то, что произошло на Пленуме, об этом, кажется, всю жизнь мечталось. Какая речь Юрия Владимировича, спокойная по тону, деловая по содержанию, - ясная, конкретная, смелая, умная! Я уже побывал в колхозах и видел, как там восприняли решения Пленума. Особенно председатели колхозов – будто крылья обрели!"
И только после этого присел и продолжил: "У вас тут должна идти моя статья о работе с молодыми писателями, хочу внести в нее некоторые мысли, навеянные Пленумом. Можно это сделать, не поздно?" "Можно!" "Спасибо. Вот за этим я и приехал". И добавил, уходя: "Удивительный Пленум!"
Я был на сессии Верховного Совета СССР и видел, как избирали Юрия Владимировича Андропова Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Чтобы представить себе, что такое единый порыв, что такое единодушие, что такое долго не смолкающие овации, надо было присутствовать в зале Верховного Совета в этот момент. Это был действительно единый порыв, как вздох радости сотен людей.
За короткий срок пребывания на посту Генерального секретаря ЦК КПСС Юрий Владимирович снискал себе любовь народа как мудрый, умный, трезвомыслящий руководитель. В его речах и делах проявились качества реалистичного видения и подхода к делам, как внутренним, так и внешним. Об этом говорят его указания на необходимость борьбы за дисциплину в нашем народном хозяйстве, его выступления по международным вопросам, его теоретическое положение о развитом социализме, высказанные на Пленуме, - все это импонирует мысли и сердцу.
Июньский Пленум ЦК КПСС – идеологический; на Пленуме большое внимание было уделено вопросам формирования нового человека. Это не только наша важнейшая цель, но и непременное условие коммунистического строительства.
Пленум со всей четкостью определил принципиальный подход к новым задачам в идейно-воспитательной работе. Это – научность, правдивость, реалистичность. Это – тесная связь сегодняшней жизни с нашими основополагающими идеями, четкое видение пути дальнейшего движения вперед.
В этом плане Пленум особое внимание уделил воспитанию нового человека и большой роли в этом деле литературы и искусства. Ю. В. Андропов сказал: "Партия поддерживает все, что обогащает науку, культуру, помогает воспитанию трудящихся в духе норм и принципов развитого социализма. Она бережно, уважительно относится к талантам, к творческому поиску художника, не вмешиваясь в формы и стиль его работы. Но партия не может быть безразличной идейному содержанию искусства так, чтобы оно служило интересам народа…
Все мы видим, как по мере роста культурного уровня народа усиливается воздействие искусства на умы людей. Тем самым растут и возможности его активного вмешательства в общественную жизнь. А значит, в огромной мере увеличивается ответственность деятелей искусства за то, чтобы находящееся в их руках мощное оружие служило делу народа, делу коммунизма".
Сознанием ответственности перед народом, перед партией, перед великими идеалами коммунизма всегда были проникнуты лучшие произведения советской литературы. Место поэта в рабочем строю всегда было местом бойца, "атакующий класс" всегда нуждался в звонкой силе писательского слова как в остром идейном оружии. Там было, есть и будет.
Но, мысленно обозревая наше литературное хозяйство в свете требований июньского Пленума, мы должны признать, что не все ладно на нашей литературной ниве, не все произрастающее на ней годится к употреблению – и как оружие и как лекарство. Об этом прямо говорилось в докладе К. У. Черненко: "Исходной в творчестве художника была и остается его гражданская позиция. Лишь партийный подход помогает постигать ведущие тенденции современности. Истинный талант не отгораживается от жизни, не допускает ни лубочного приукрашивания действительности, ни искусственного выпячивания теневых явлений.
Но, чего греха таить, бывает и по-другому…"…
…Мы знаем, что дурное прививается гораздо быстрее, чем доброе, семена сорняков прорастают быстрее, чем семена культурных растений. Этого часто не понимают некоторые наши деятели от искусства, не понимают, что многое доставляется нам с определенной целью – чтобы размыть классовое самосознание советского человека, опорочить наше исконно национальное, уничтожить, заставить забыть, как якобы серое, отсталое, никчемное. Дескать, заграничное – это искусство, это настоящее, свободное от всяких старомодных условностей. А если разобраться, то искусство это буржуазно и "свободно" прежде всего от родного, национального, оно убивает в конечном счете патриотизм – понятие святое и необходимое, как воздух.
Молодежь клюет на это, подражает, перенимает. Борьба же ведется вяло, неохотно, средства этой борьбы и объем ее далеко не адекватны тому, с чем наступает антикультура.
В резолюции собрания актива Московской городской организации КПСС есть такие слова: "Надо… активнее бороться с проникновением в сознание отдельных москвичей аполитичности, с общественной пассивностью, подражанием буржуазным вкусам и стилю поведения, нигилистическим отношением к нормам советского образа жизни".
Очень правильные слова!..
…Нельзя проходить мимо такого уродливого явления, коснувшегося некоторых молодых людей, как ношение значков, знаков, формы западных армий. Надевая на себя рубашку с непонятным, но зато ярким знаком, юноша порой даже не отдает себе отчет, что этот знак символизирует. Я видел одного юношу в импортном комбинезоне с красными буквами во всю грудь – USA. Два его друга были в майках спортобщества "Динамо". Но как выпендривался среди них этот "американец"! Будто у него на груди не три буквы, обозначающие наименование империалистической державы, а бог знает что. Все они, видимо, спортсмены – сильные, здоровые, подъехали на "Жигулях" на заправочную станцию и, пока ждали разгрузки бензовоза, себя показали во всей красе.
Вообще расползлось какое-то удивительное пристрастие к иностранным надписям. На машинах то и дело мелькают у заднего стекла крупные, яркие английские слова, вырезанные из афиш или зарубежных журналов, слова подчас пустые, глупые, непонятные, но они английские.
Однажды в субботу случилось мне зайти в кафе "Поляна", что на Тимирязевской улице. Есть в этом кафе танцевальный зал. Что же это за зал? В нем царит полный мрак, кое-где по бокам тускло светятся огоньки – чтобы не расшибить лоб о стену – и горят неоновые слова, написанные латинскими буквами: "Musicl", "Musicl", "Diskoteka", в глубине зала – бар, и там аршинными буквами светится слово
"MARTINI", на полках бутылки – сплошь иностранные. Ни слова русского, ни буковки! Полное впечатление, будто попал в низкопробное заведение где-то на окраине Марселя (приходилось мне видеть там такие).  Спрашивается: почему гнушаются здесь русских слов, русских названий? Спрашивается: что насаждает, что прививает, к чему приучает это "MARTINI"?.."  
("Огонек", 1983, № 28 (9, июль), с. 6-7).

Комментариев нет: