четверг, 23 февраля 2017 г.

"У кремлевской стены тихо ели стоят, часовые проходят на пост…"

"…Над кремлевской стеной, не сгорая, горят
Пять высоких рубиновых звезд".


70 лет назад в СССР ни один звук не уходил от чуткого слуха часовых:
"Советская Армия – верный и надежный оплот мира и безопасности народов СССР.
... Солдату Дамбожамсуеву пришлось в эту ночь стоять часовым на посту. Закутавшись в теплый тулуп, он ходил вокруг своего объекта, вслушиваясь в рев стихии. Только слухом и чутьем можно было угадать чужие шаги. И Доржи Дамбажамсуев весь превратился в эти два чувства.
Дамбожамсуев знает: быть часовым – выполнять боевую задачу. И слух часового делается острее, и чутье становится тоньше. Не уйдет от чуткого слуха ни один звук.
Как-то нечаянно Должи вспомнилось его родное село Инсандра, Еравинского аймака, которое спокойно спит сейчас, надеясь, что его покой зорко охраняют советские воины. И Дамбажамсуев еще сильнее напрягал слух, зрение. Он горд, что стоит на страже народного счастья.
Что-то подозрительное, непохожее на метельный шум, вдруг долетело до слуха часового. Доржи затаил дыхание. Через несколько секунд шорох повторился.
- Стой, кто идет? – во всю силу крикнул часовой.
Ответа не последовало. Напрягая до боли зрение, Дамбажамсуев различил во тьме человека.
- Стой! – повторил он и вскинул винтовку.
- Я прохожий, заблудился, - отозвался человек, продолжая итти.
В третий раз властно скомандовал часовой, заставил идущего остановиться и поднять руки.
Задержанного часовой продержал до прихода разводящего.
- Молодец, товарищ Дамбажумсаев, - говорил ему начальник караула. – Правильно сделали.
На похвалу Дамбажамсуев ответил:
- Этого требует от меня служба...
Капитан В. Ежов"
("Бурят-Монгольская правда", 1947, № 40 (23, февраль), с. 2).

среда, 22 февраля 2017 г.

"На краю родной земли, где мы в дозоре…"

"… Может разом оборваться тишина. 
Не о том ли, не о том ли плещет море,
Шепчет пограничная волна?
 
"


35 лет назад советские пограничники из уст в уста передавали рассказы о самых важных своих победах:
"На самой восточной заставе
Нариман Дадабаев, подполковник
В туман и пургу, в шторм и ливень несут бессменную вахту пограничники самой восточной заставы нашей Родины на границе с Соединенными Штатами Америки. О них, о необычной судьбе острова Ратманова рассказывается в очерке, автор которого неоднократно бывал там...
Из истории заставы... Пограничный наряд во главе с коммунистом ефрейтором Николаем Русановым двигался по заданному маршруту, внимательно осматривая с обрывистого берега узкую прибрежную полосу. Среди валунов ефрейтор заметил два небольших предмета. Русанов доложил об этом на заставу и попросил разрешения спуститься по скалам к воде. Такое разрешение выдается в исключительных случаях, а случай был не совсем обычный, и начальник разрешил. Подстрахованный товарищами, ефрейтор по канату спустился к воде. Оказалось, что течением к берегу прибило два целлофановых пакета с жевательной резинкой и идеологически вредной литературой..."
("Огонек", 1982, № 8 (20, февраль), с. 14-16).

вторник, 21 февраля 2017 г.

"По деревне пронеслася скорой помощи карета…

"… Это хером подавилась
Председатель сельсовета".
  


70 лет назад в СССР послевоенный подъём смертности населения от рецидивирующих недугов уже сменился быстрым её падением:
"Писаки из Реполовского ЗАГС'а
Я получил из Реполовского сельсовета пакет. В нем оказалось… свидетельство о моей смерти. Черным по белому там было написано, что я, Дмитрий Гаврилович Данг, 29 января скончался на 48 году жизни от туберкулеза позвоночника и легких. Свидетельство это подписано зав. бюро ЗАГС'а Сургутсковым и делопроизводителем Добрыниным.
О чем думали эти писаки, сочиняя такой документ? И как они думают исправить свое недомыслие?
Д. Г. Данг.
Реполовский совхоз".
("Сталинская трибуна", Ханты-Мансийск, 1947, № 39 (21, февраль), с. 2).

понедельник, 20 февраля 2017 г.

"Открыт в библиотеке больничный книжный зал..."

"… Какие тут калеки!.. 
Ах, кто бы только знал!" 



60 лет назад в СССР тянулось к культурному отдыху и руководящее звено:
"Председатель развлекается
Короткий зимний день медленно угасает. Окончив работу, по длинной заснеженной улице поселка идут молодые колхозники и механизаторы.
- И когда только закончат строить эту махину, - с досадой и горечью замечает свинарь колхоза Николай Ляхов, проходя мимо недостроенного здания клуба.
Собравшись в группы, молодежь негромко рассуждает о том,  где бы провести сегодняшний вечер.
- А что, ребята, может в библиотеку заглянем, - предлагает одна из девушек. – Заведующая говорила вчера, будто есть журналы, интересные книги. Лучше почитать, чем на улице мерзнуть.
- Почитаешь, как же, - перебивая подругу, возразила другая. – Там сейчас, наверное, дым коромыслом.
- Да-а... – заметил один из юношей. – Дело известное: Александр Дмитриевич, поди, в домино так режется, что лучше и не заходить туда... Пойдем-ка, Миша, в магазин, хлопнем по единой, да и на боковую, - закруглил парень свою мысль, обращаясь к одному из товарищей.
За решившими «хлопнуть» приятелями потянулись в сельмаг еще несколько молодых колхозников. Остальные молча стали расходиться по домам.
А в это время в библиотеке, как и предполагала молодежь, шел жаркий бой. За единственным столом, в густом облаке табачного дыма едва можно было различить разгоряченные лица председателя колхоза «Ударник» Фрольцова, заведующего животноводством Ерохина, кладовщика Бердникова и счетовода Странадко. С ожесточением стукая по столу костяшками домино, отчаянно бранясь при каждом промахе и гулко гогоча при удаче, руководящие товарищи сражались в «козла».
Почти каждая фраза играющих сопровождалась парой-тройкой нецензурных слов.
- Вы бы, Александр Дмитриевич, полегче выражались, - как-то раз пыталась усовестить председателя заведующая клубом, она же и библиотекарь, комсомолка Алла Чухлова.
- А ты что, отродясь что ли таких слов не слыхала? Ну, если не хочешь – не слушай. А меня не учи. Сиди себе и помалкивай.
- Да ведь, уже пора и кончать. По распорядку библиотека работает до десяти вечера, а сейчас – двенадцатый.
- Я сам себе распорядок, - отрезал председатель. – Вот захочу до утра играть, и будешь до утра сидеть. Иван! Делай «рыбу»!..
В это время, робко приоткрыв дверь, в помещение проскользнула молодая колхозница.
- Что, «козелка» сгонять забежала? – полюбопытствовал председатель и расхохотался.
Девушка постояла и, ничего не ответив, ушла.
В подобной «баталии» председатель правления и его партнеры по «козлу» почти каждый вечер просиживают в библиотеке до 12 часов ночи, а нередко и до первых петухов. Единственный очаг культуры на селе, по существу, стал сборищем для веселящихся руководителей артели. А в распоряжении молодежи оставили лишь улицу да сельмаг.
Как-то попробовала заведующая клубом пожаловаться на самоуправство председателя, и не обрадовалась. Отчитал ее Александр Дмитриевич, словно провинившуюся школьницу:
- Ты у меня язык не распускай. Заруби себе на носу: будешь жаловаться – долго не проработаешь.
С тех пор уж никто в колхозе «Ударник» и не помышляет критиковать Александра Дмитриевича по этому поводу. В дневное время какой-нибудь паренек или девушка забегут в библиотеку, наскоро сменят книги и спешат уйти.
А когда над поселком сгущаются сумерки, в помещении библиотеки снова раздается председательский бас:
- Ну что ты за дубина! Пошто шестерку не забил, пустая твоя башка? Прокатить его надо было! Э-эх, дурень!
В. Худышев.
г. Поронайск".
("Советский Сахалин", 1957, № 43 (20, февраль), с. 3).

воскресенье, 19 февраля 2017 г.

"От среды и до субботы в нашей бане нет работы…"

"…От субботы до среды —
В нашей бане нет воды".


70 лет назад в СССР стойко переносили вместе со всем народом временные бытовые трудности и советские ответственные работники:
"На бытовые темы
Поговорим о бане
- Вы откуда?
- Из бани.
- Так я и знал.
- А как вы узнали?
- По выражению вашего лица… Ну, и как помылись?
- Мылся я… вернее не мылся, а "парился" у кассы, в ожидалке, раздевалке, моечном и у кранов, шесть с половиной часов в очереди! Как видите, товарищ, удовольствие ниже среднего.
Остальное нам было понятно. Мы не стали среди улицы на холоду, после такой бани, задерживать знакомого нам гражданина. Он пошел на отдых, а мы – на преодоление банных трудностей.
Недостаточно было открыть дверь бани, и мы убедились в правильности слов попавшего нам навстречу гражданина. Мы поняли, что придется через меру "попариться", хотя парилки мы избегаем, предпочитаем больше мыться теплой водой.
Засекли время. Ждем. Минуты кажутся часами. Вот мы уже два часа и 40 минут стоим в очереди. За это томительное время нам пришлось наслышаться споров между ожидающими, проклятий по адресу работников бани и руководителей поселкового Совета и горкомхоза. Слушаешь и думаешь: как было бы хорошо, если в эти минуты здесь, в очереди, среди негодующей публики присутствовали тов. Зыков (председатель поселкового Совета) и тов. Жуланов (начальник горкомхоза).
И правда, в баню заходит тов. Зыков.
Только так не получилось, как мы думали. В очереди председатель поселкового Совета не задержался. В раздевалке для него был особый шкаф. Ему предложили и шаечку и веничек. Как хорошо! Вот бы так для всех.
Приятно помывшись, тов. Зыков  довольный покатил на отдых. Только мимоходом, перед выходом из бани,он промолвил:
- Что-то людновато сегодня в бане.
Нам пришлось преодолеть немалые трудности, чтобы помыться в бане… Эти трудности хорошо известны гражданам Ханты-Мансийска, кто помял себе бока в очереди.
Но баня окружного центра отличается не только многолюдием. В ее раздевалке холодно, грязно. В парилке не стираются листья веников и грязь от вечера до вечера. В шкафах для одежды дезинфекция не проводится, посетитель бани не гарантирован от того, что приобретет непрошеных насекомых. Шайки (чьей конструкции, нам неизвестно) вмещают до трех ведер воды, многие их на руках не носят, а таскают по полу до скамейки. Эти многолитражные шайки и способствуют созданию очередей у кранов, из которых часто почему-то течет то одна горячая, то одна холодная вода.
Хватит! Надеемся, что наш разговор о бане будет продолжен в Ханты-Мансийском поселковом Совете и горкомхозе. Очень желательно, чтобы этот разговор был не напрасным, чтобы он повлиял на улучшение работы бани.
Г. Федоров".
("Сталинская трибуна", Ханты-Мансийск, 1947, № 38 (19, февраль), с. 2).

суббота, 18 февраля 2017 г.

"Недостойный металл в благородный могу превращать я…"

"… От тебя восприняв драгоценные чары заклятья".


65 лет назад в СССР воспитанию масс в духе революционной бдительности служили и румынские кинофильмы:
"Кино
"Жизнь побеждает"
Румынский художественный фильм "Жизнь побеждает" (сценарий А.Баранга, Д. Негряну. Режиссер Д. Негряну) полон жизнеутверждающего оптимизма, служит делу воспитания масс в духе революционной бдительности, говорит о счастье мирного созидательного труда народа, о политическом и культурном расцвете Румынии.
Содержание фильма таково: коллектив научных работников одного из исследовательских институтов в Бухаресте под руководством крупного металлурга профессора Д. Олтяну работает над созданием новой высококачественной марки стали. На заводе в Быстрице должна пройти первая опытная плавка. Как к празднику готовятся рабочие завода к опыту. Это их гордость – дать народной промышленности отечественный металл высокого качества. Но в институте и на заводе действует тайная вредительская организация агентов американского империализма. Не вдруг-то распознаешь в инженере Ташке, который работал рядом несколько лет, которому доверяли, - врага народа. Ташке срывает опыт.
Профессор потрясен неудачей. Однако он глубоко убежден в правильности научных расчетов. Румынские патриоты разоблачают шпионов. Рабочие завода и сотрудники института успешно завершают работу.
Следует отметить хорошую игру артистки И. Рэкицяну. Она создала обаятельный образ друга профессора и его помощницы в работе. Ее Анка Олтяну – умна, деятельна, она никогда не теряет веры в торжество любимого дела.
В фильме есть недостатки. Несколько недоработан сценарий. Для характеристики образа Д. Олтяну (артист Д. Врака), решенного в общем правдиво и реалистически, не найдено психологически верных средств раскрытия его внутреннего мира во время первых неудач в работе. Порой он недостаточно настойчив и мужественен. Сценаристами неиспользована также возможность шире показать панораму новой Румынии, развернувшееся там народное строительство, природу страны.
Однако, несмотря на отдельные недостатки, идейно-художественное значение фильма неоспоримо.
С. Исаева".
("Восточно-Сибирская правда", 1952, № 42 (19, февраль), с. 4).

пятница, 17 февраля 2017 г.

"Солнце в небе щурится с самого утра…"

 "… А у нас, мичуринцев, страдная пора". 


65 лет назад всё новые и новые лирические высоты штурмовала советская поэзия:

"Юрий Мельников
Настя

Кружатся февральские снежинки,
Тихо опускаются на лёд.
Светлой запорошенной тропинкой
Девушка задумчиво идёт.
И, привстав на цыпочки,
                                           с опушки
Загляделись клены на неё.
Это наша Настенька-Настюшка!
Разве вы не знаете её?

«Что сказать в райкоме комсомола? –
Думает Настюша на ходу: -
Родилась... потом отряд, и школа,
Да кружок мичуринский в саду.

И войну я лишь по книжкам знаю,
И на Волго-Доне не была.
Просто я на поле боевая,
Просто на гулянье весела.

Просто мне оказано доверье
Вместе с нашей молодёжью всей:
Вырастить высокие деревья
На лесной колхозной полосе».

...Ветками задерживая вьюгу,
В белых шубах, стройны и крепки,
Провожают в комсомол подругу
Молодые клёны и дубки.

Над столом, накрытым алым плюшем,
Словно счастье верное своё,
Ленинский билет берёт Настюша.
Разве вы не знаете её?"

("Смена", 1952, № 4 (февраль), с. 14).

четверг, 16 февраля 2017 г.

"Всё ближе огни нашей цели, всё ярче их свет на пути…

"… И в той же, в знакомой шинели
Идёт он –
Всегда впереди"

Прошли сто одиннадцать месяцев с того дня, как начали мы покупать и продавать ценные бумаги на рынках США, имея на своём счету $5000. Стоимость нашего портфеля на 15 февраля 2017 года составляет $18712:

Остаток наличных на 15 февраля 2017 года составляет $2544:


Итак, наш счёт на 15 февраля 2017 года мы можем оценить в $21256, что означает уменьшение счёта за январь на $129, или на 0.6%. С 8 ноября 2007 года по 15 февраля 2017 года счёт увеличился на $16256, или на 325%.

среда, 15 февраля 2017 г.

"Все, что нужно для радостной жизни, трудовая страна совершит…"

"… Ведь недаром в груди у отчизны 
Комсомольское сердце стучит! "


30 лет назад СССР сотрясала долгожданная непримиримая борьба с нетрудовыми доходами:
"Нетрудовым доходам – надежный заслон
Частный случай?
Рейд журнала
… Овощной лоток от магазина № 17 Брянского горплодоовощторга. Продавщица С. И. Ларина долго расставляет ящики с товаром, устанавливает весы, несколько раз уходит куда-то. Люди терпеливо ждут. Наконец торговля начинается. Женщины набирают полные сумки: виноград, яблоки, петрушка… Расплатившись о получив сдачу, две из них объявляют: "Контрольная закупка!" Госторгинспектор Брянского управления Госторгинспекции РСФСР П. С. Калинченко и дружинница Л. Г. Юсова, предъявив удостоверения, перевешивают овощи и фрукты. Недовесы в порядке последовательности составили – 10, 5, 50 и 5 граммов. Попутно выясняется, что два дня назад аналогичная проверка у Лариной дала примерно такие же результаты.
Характерная деталь. Пока перевешивали продукты, из очереди раздался голос "доброжелателя": "Чего пристали к женщине? Только народ задерживаете!"- Как вам не стыдно обращается к покупателям П. С. Калинченко. – Мы ваши же интересы защищаем.
Настроение очереди меняется.
Тем временем старший госторгинспектор Т. А. Морякина проверяет содержимое одного ящика с яблоками. По накладной все они первого сорта. Выборочный же контроль показал: документам соответствует только половина фруктов, остальные – второй и даже третий сорт…
…Старший оперуполномоченный отдела БЧСС УВД Брянского исполкома майор милиции М. И. Захаров и народный контролер Р. В. Рождественский направились обедать в столовую № 18 треста ресторанов и столовых № 2. После расчетов с кассиром проводится контрольная проверка. 12 блюд. Шесть из них оказывается с недовесом. Повар-раздатчик Е. М. Павлюченко вкладывала в порции по 55 граммов свиной поджарки вместо положенных 75. Ее коллега Н. М. Синяя недовложила в борщ 40 процентов пельменей. Часть порций отправляется на химический анализ. Экспертизой установлено крупное недовложение основных компонентов в порционные блюда. Попутно выясняется, что гири весов не прошли обязательной проверки-клеймения.
Проводим комплексную проверку столовой. Морякина садится за документы, мы осматриваем помещения. В холодильнике, в стороне от основной массы продуктов, лежат старательно упакованные куры, мясо, пельмени, сливочное масло. Под скамейками в раздевалке обнаруживаем помидоры, яйца, лук, маргарин. Это отложили для себя работники столовой.
В столовой практикуется также отпуск товаров на сторону. Заведующая производством Л. Е. Горлова продала таким образом 3,5 килограмма кур и 6 банок консервов лосось. Людмила Евгеньевна стала все сваливать на подчиненных. Что ж, и они оказались не безгрешны. 830 граммов говядины взяла В. Я. Брылева, маргарин, лук, перец – Н. М. Синяя. Л. В. Кулешова спрятала во дворе под пустыми ящиками свыше 5 килограммов сырых пельменей. Л. В. Петреченко попыталась взять 2,3 килограмма теста.
Захаров составляет протокол, виновные пишут объяснительные записки. Любопытные документы.
Н. М. Синяя: "Во время проверки в моей сумке обнаружили лук, маргарин и перец. Все это я взяла на производстве. Убедительно прошу прощения. Этого больше не повторится".
В. Я. Брылева: "Я взяла с полки кусок говядины и спрятала себе в сумку. Взяла для личных нужд"...
… Мы в магазине № 4 горплодоовощторга. Делаем контрольные закупки. Старший продавец Н. А. Солодухина обвешивает Юсову и Калинченко на 85, 205 и 35 граммов.
- Картошка есть? – обращается к продавцу покупатель.
- Нет!
Однако при осмотре мы обнаружили тщательно отобранный картофель общим весом 300 килограммов – продавцы отложили для себя и попрятали по подсобкам. Между тем по правилам торговли все имеющиеся товары должны быть выставлены на витринах и прилавках. Но это по правилам. На деле же продукты, даже и недефицитные, хранятся в подсобках для себя и для "нужных" людей.
Под вечер мы направляемся в кафе "Радуга" треста столовых и ресторанов № 2. Представляемся работникам кафе и называем цель нашего визита. И вдруг… хозяева кафе разбегаются от нас во все стороны, как выясняется позже, чтобы поскорее спрятать отложенное…
Рейдовая бригада журнала "Человек и закон"
Брянск- Москва".
("Человек и закон", 1987, № 2 (февраль), с. 28-36).

вторник, 14 февраля 2017 г.

"Пути небывалых на свете событий недаром к победе вели…"

"… К Москве и Пекину протянуты нити
Мирных надежд всей земли".


50  лет назад приятное впечатление оставляло у людей доброй воли мировое коммунистическое движение:
"Осуждают бесчинства
В Доме культуры сельхозартели "Путь Ильича" собрались колхозники и жители села Хомутово, чтобы выразить свой протест против раскольнических действий клики Мао Цзэ-дуна.
Митинг открыл заместитель секретаря парткома П. Д. Бобаренко. Слово предоставляется первому секретарю Иркутского райкома КПСС А. А. Матвееву. Он рассказал о положении в Китае, о гнусных провокациях хунвэйбинов, подстрекаемых пекинскими руководителями.
Выступает председатель колхоза А. И. Ощерин.
- Мы когда-то принимали, - говорит он, - китайские делегации с открытой душой, считали, что гости из соседней страны наши настоящие друзья. А теперь они льют грязь на нашу Родину.
Гневное осуждение бесчинств, чинимых кликой Мао Цзэ-дуна, прозвучало в выступлении колхозницы Н. Д. Буренковой, директора школы И. Е. Данько, комбайнера П. Е. Карпова, секретаря комитета ВЛКСМ В. Ефременко, учительницы Е. П. Фоминой".
("Восточно-Сибирская правда", 1967, № 38 (14, февраль), с. 1).

понедельник, 13 февраля 2017 г.

"По весне в газете было, - может, сам слыхал о том…"

"…Как идет к границе нашей 
Человек один пешком".


55 лет назад уступал еще кое в чем западногерманскому «Фольксвагену» советский «Запорожец»:
Человек на другом конце провода
Владимир Бутт
Не знаю, какие у тебя глаза, как ты одет... Говорят, внешность человека, его вкусы могут рассказать о нем многое. Я не вижу тебя. Я слышу твой голос:
– Любопытную статейку вы тиснули. «На разных языках» называется. Так сказать, мы и Запад. Мы, само собой, молодцы, мы лучше...
Голос неторопливый, довольный...
– Между прочим, как-то вы писали, что у нас начали выпускать шубки из синтетики... Так вот, я слышал, в Америке их можно было купить еще лет десять назад..
Очевидно, ты сидишь, откинувшись на стуле, саркастически щуришься...
– ...а в Западной Германии...
Кто-то еще есть в комнате. Ты «работаешь на публику»...
– ...а во Франции...
Ты говоришь правду. Действительно, американцы раньше нас наладили производство нейлоновых шубок, наш «Запорожец» кое в чем уступает западногерманскому «Фольксвагену», а наша губная помада менее популярна, чем французская «Коти»...
– Молчите? – с прокурорским пафосом вопрошаешь ты где-то на другом конце телефонного провода. В голосе ничего похожего на беспокойство. Нет, ты не «подмечаешь недостатки», не огорчаешься. Ты откровенно доволен. Ты говоришь правду, маленькую правду, за которой – я чувствую это кожей – таится какая-то большая липкая ложь...
Хочется посмотреть на тебя.
– Зайдите к нам в редакцию.
– А зачем? – спрашиваешь ты со смешком. – Я и так знаю, что мы первые в космосе...
И вешаешь трубку...
...Редакционным телефонам не приходится скучать. Веселый треск их прерывает нас на полуслове, заставляет отложить ручку, даже если нужно срочно готовить материал в номер, останавливает в дверях, когда мы спешим по неотложным делам. «Бесцеремонность» эта не раздражает. Ведь телефон звонит неспроста: кому-то надо сказать редакции что-то очень важное...
Вот и сейчас. Не проходит и пяти минут, как я уже отвечаю какой-то девушке:
– ...Да, конечно, мы еще будем писать о советских космонавтах.
– Передайте им привет от работниц «Трехгорки»!
За соседним столом товарищ листает подшивку, отыскивая заметку, в которой, как только что сообщил по телефону один читатель, есть неточность: после окончания института на работу в Целинный край решили поехать студенты всего курса, а не одной группы...
И вдруг твой звонок. Он словно из другого мира. Иезуитски непринужденный тон, напоенные желчью слова... И это последнее, глумливое, как подножка: «Зайти? А зачем?..», – и короткие гудки – «бип, бип, бип» – с издевательским смыслом: ты нисколько не погрешил против истины. Твоя «правда» заключается в том, что ты случайно... высморкался собеседнику на лацкан... Это ничего. Тебе все ясно, ты имеешь свой взгляд на вещи и с удовольствием избавишь человека от неприятной необходимости читать тебе прописные истины..."
("Смена", 1962, № 3 (февраль), с. 25).

воскресенье, 12 февраля 2017 г.

"Ты предатель и убийца, мародёр и живодёр…"

"… Ты послушай, кровопийца,
Всенародный приговор…"


65 лет назад раскрывали всю глубину предательства титовской клики советские писатели:
 "История одного предательства
Георгий Мдивани
Орест Мальцев. «Югославская трагедия», «Знамя», 1951 г., №№ 10, 11, 12.
Когда в 1941 году гитлеровские дивизии ворвались в Белград, а гестапо расстреляло и замучило несколько тысяч верных сынов Югославии, Иосип Броз Тито свободно разгуливал по улицам Белграда и был частым посетителем самых дорогих ресторанов и кафе. Об этом рассказывали не только его приближенные, но и сам Тито, с деланной скромностью описывавший потом удаль и отвагу, которые он проявил, спокойно фланируя по улицам оккупированного фашистами Белграда. Но, как выяснилось потом, дело обстояло гораздо проще. Агент немецкого гестапо, Тито не собирался подымать бунт против своих хозяев, а немецкие оккупанты и не собирались арестовывать своего платного наймита.
В романе О. Мальцева "Югославская трагедия" исторически правдиво показано, как за одним столом встречаются эмиссары немецкого командования с представителями американской военщины, получающими в свои руки списки старых агентов гестапо на Балканах во главе с иудой-Тито, Ранковичем и их окружением.
Бывший сельский портной Александр Ранкович вдруг стал правой рукой Тито. Его называли "счастливчиком", потому что ему удалось "бежать" из лап фашистов, в то время как все остальные заключенные белградского гестапо были расстреляны. Никто тогда и не подозревал, что Ранкович сам выдавал гестапо патриотов.
Несколько сутулый, высокий худой человек с талией борзой собаки, Светозар Вукманович-Темпо всегда застенчиво улыбался. Его безбородое маленькое лицо производило неприятное впечатление. Это он, как эмиссар Тито, свободно перебирался через гитлеровские кордоны из Югославии в Грецию, из Греции в Албанию. Темпо побывал во всех балканских странах, сколачивая блок предателей и ренегатов – американских разведчиков.
Биографии других деятелей титовского окружения, мастеров предательства и шпионажа – Коча Поповича, Джиласа, Моше Пьяде, Карделя, Пеко Дапчевича и других – сходны. Все эти люди, завербованные гитлеровской, а впоследствии английской и французской разведками, оптом и в розницу продавали и продают свою родину.
Разоблачению методов их предательства в период войны посвящен роман О.Мальцева.
Когда гитлеровские орды аннексировали Югославию, весь народ поднялся против оккупантов. В каждой деревне, в каждом районе страны стихийно началась партизанская, народная война.
Обращение товарища Сталина к армии, к партизанам и всему советскому народу 3 июля 1941 года нашло горячий отклик в сердцах югославских партизан.
Чувство любви югославского народа к великому Сталину хорошо передано в романе О. Мальцева. Вот один из многих эпизодов:
«как-то возникла перед нами почти отвесная скала из розового туфа, на которой высоко-высоко громадными буквами было вытесано: С т а л и н.
Я в изумлении остановился.
- Смотрите! – восхищенно воскликнул я.
- На горе Великий Шатор, возле своего села, - серьезно сказал Джуро, - я тоже вырубил это имя.
- Это имя у нас у каждого в сердце, - тихо, с гордостью сказал Иован.
И мы долго смотрели на дорогое слово, запечатленное здесь навеки каким-то неизвестным человеком».
Титовская банда предательски уничтожала народных героев и фактически обезглавила партизанское движение, лишив его лучших, любимых руководителей.
Эта сторона деятельности врагов югославского народа раскрыта в романе Мальцева с убедительной силой, в особенности на примере злодейского убийства одного из героев романа, славного партизанского командира Томаша Вучетина.
Поистине трагичной стала судьба югославских партизан: гитлеровское командование заранее знало через Тито об их операциях, и поэтому народные мстители почти всегда оказывались в окружении, а вырвавшись из него с большими потерями, попадали в новое. Согласно провокационным приказам титовского командования, крупным партизанским соединениям приходилось скрываться в отдаленных горных местностях, где они были обречены на бездействие. Тысячи лучших сынов народа умирали от голода и холода, их косил сыпной тиф, партизанские бивуаки начали походить на гитлеровские концентрационные лагеря смерти. Верховное командование засоряло ряды партизан кулаками, четниками, купцами и другими чуждыми элементами, постепенно передавая в их руки руководство партизанскими отрядами, ослабляя силу и извращая смысл народно-освободительного движения.
О. Мальцев исторически верно воспроизвел в своем романе бедственное положение югославских партизан, опутанных сетью предательства и измены.
Трагедия югославского народа заключалась в том, что в эти годы он еще верил клике Тито, которая объявила себя руководством коммунистической партии Югославии и выступала под маской борцов за народное дело.
Действующие лица романа: и английский бригадный генерал Маклин – начальник англо-американской военной миссии при Тито, и американский разведчик Маккарвер, и представитель английской разведки капитан Пинч, и «человек Гиммлера» - полковник фон Гольц, и Тито, и Ранкович, и другие шпионы из их окружения – все они объединились против югославского народа во имя хищнических интересов империализма.
В романе О. Мальцева показано, как титовцы умышленно подрывали интернациональный дух борьбы югославских партизан. Они разгромили отряд имени Гарибальди, состоявший из бывших военнопленных итальянцев, объявили изменниками чехов и венгров, беззаветно сражавшихся в рядах югославских партизан, и, наконец, уничтожили, чаще всего тем же излюбленным приемом убийства из-за угла, тех советских воинов, которые, подобно Николаю Загорянову, оказались на территории Югославии и героической борьбой в партизанских отрядах покрыли неувядаемой славой свои имена. Чудовищные расправы совершались для того, чтобы путем террора предательская клика Тито утвердила свое господство в стране.
Автор правильно поступил, избрав одним из основных героев романа русского лейтенанта Николая Загорянова, бежавшего с группой других пленных из фашистского концлагеря и вступившего в ряды партизан Югославии. История его дружбы с лучшими сынами Югославии – рядовыми партизанами – по праву занимает значительное место в романе. Загорянову, как и другим русским офицерам и бойцам, сражавшимся в рядах югославских партизан, не довелось вернуться на Родину: он был предательски убит выстрелом в спину.
Построение романа несколько необычно: рассказ о происходящих событиях ведется то от лица Загорянова, то от имени автора, то, наконец, от лица второго героя романа – Иована Милетича.
Такой прием композиции может быть вполне закономерным, если он художественно оправдан, но автору не всегда это удается. В главах, написанных от имени автора, мы зачастую сталкиваемся с протокольной записью событий вместо их художественного осмысления. Мелкие детали, как, например, описание привычек и характера английского разведчика Пинча и других представителей вражеского лагеря, занимают непомерно большое место, тормозят действие и явно идут в ущерб основной теме романа – теме трагической судьбы народа.
Говоря о сюжетном построении романа, хочется отметить одну несообразность. Как известно, так называемое временное правительство во главе с Тито было создано с благословения и по указанию американской и английской разведок. Поэтому вряд ли исторически и художественно оправдана сцена, когда матерый американский разведчик Маккарвер узнает о составе этого правительства от одного из своих агентов Поповича-Крцун.
Автор удачно раскрыл характеры основных героев – Загорянова, Милетича, Вучетина; он показал действительную сущность предателей Ранковича, Поповича. Но обилие действующих лиц не дало ему возможности достаточно выпукло обрисовать некоторые образы. Это, несомненно, мешает цельности восприятия произведения.
Характеристики многих действующих лиц решены чисто внешними приемами, без раскрытия внутреннего мира героев. Так, например, О. Мальцев пишет: «Один из них, Антонио Колачионе, отличался оптимизмом, веселым, общительным характером. Другой, Энрико Марино, был серьезен, суров, редко улыбался, говорил мало, но всегда дельно и веско».
И это все о людях, бежавших из концлагеря к партизанам.
Роман написан по преимуществу ясным, простым языком; хороши и правдивы описания югославской природы с ее неприступными горными вершинами, лесами, скалистыми дорогами, чудесными садами Шумадии и Герцеговины; описания героизма и стойкости простых людей Югославии.
Веришь Николаю Загорянову (а вслед за ним и автору), когда он, описывая форсирование Днепра и закрепление плацдарма на правом берегу реки, говорит: «Но мы достигли его, несмотря на бешеный обстрел переправы, вцепились в корни деревьев, свисавшие с кручи, взобрались наверх, окопались и держались так крепко, словно сами стали корнями, глубоко ушедшими в почву». Но именно потому, что автор умеет видеть жизнь и художественно ее отражать, тем более досадно, что в ряде мест романа подлинно художественное раскрытие событий подменено беглым информационным пересказом их. Элементы хроникальности свидетельствуют о некоторой поспешности, которую проявил автор в создании своего первого большого произведения на столь ответственную тему.
Содержание этого произведения даже с отмеченными частными недоработками имеет боевое значение. Роман О. Мальцева «Югославская тагедия» раскрывает всю глубину предательства титовской клики, разоблачает коварные приемы американского империализма, которому лакейски услуживают предатели югославского народа, обрекая простых людей на страдания и муки. Читатель закрывает книгу с уверенностью в том, что временно обманутый народ найдет в себе силы дать отпор империалистическим поработителям".
"Литературная газета", 1952, № 18 (9, февраль), с. 3).

суббота, 11 февраля 2017 г.

"- Печорин! Мне страшно! Всюду темно!.."

"… Мне кажется, старый мой друг,
Пока Достоевский сидит в казино,
Раскольников глушит старух!.."


55  лет назад интересно рассказывали читателям о своих поездках за рубеж советские поэты:

"Поездка в Монако
Игорь Кобзев
"Парк самоубийц"

Сколько в мире всяческих маньяков,
Разных изуверов и тупиц!
Существует княжество Монако,
Есть в Монако "Парк самоубийц".

За рулеткой ночь сидят, играют…
А наутро (так заведено)
Со скамеек в парке соскребают
Кровь людей, казненных казино.

Если кто продулся до сантима,
Принц готов обратный дать билет.
Но уж раз судьба неумолима,
Здесь предпочитают пистолет!

В парке пальмы в ласковом узоре,
Все кругом красивое на вид.
Только не на море, а на горе
Это злое княжество стоит.

Кто-то в море нежится на яхте,
Даль небес лазурна и чиста.
Как же в мире на такой неправде
Держится такая красота?!

Девушки цветы везут из Ниццы.
Апельсином пахнут ветерки.
На песке лежат самоубийцы.
Порохом обкурены курки".

("Огонек", 1962, № 7 (11, февраль), с. 13).