суббота, 10 декабря 2016 г.

"Ручей в овражке еле слышно поет о чем-то о своем…"

"… И машет белой веткой вишня:
«Растем, товарищи, растем!»"


70 лет назад на советскую колхозную улицу пришла лафа:
«Светлая жизнь
Тихий вечер спустился на землю. Вышла полнолицая луна и мягким светом залила колхозную улицу. Откуда-то доносятся звуки гармошки, слышатся веселые голоса. Вот они ближе и ближе. Молодой, сильный голос запевает:
«Растяни гармошку шире,
Пусть девчата подпоют,
Чтобы знали во всем мире,
Как колхозники живут…»
…Как живут колхозники?
- Живут так, что лучше и не надо, - ответил нам пожилой колхозник сельхозартели «Красный Борок» Александр Михайлович Грачев.
И он прав. Светлая, радостная жизнь пришла и крепко обосновалась в колхозной деревне. Нужды и горя, чем была полна старая деревня, нет и в помине. Зажиточно и культурно живут колхозники. Полноценный
трудодень – результат упорного труда – обеспечивает светлую жизнь.
Зайдите в любую избу. Прекрасная мебель, зеркала, картины. Редкий колхозник не выписывает газету. Все уже привыкли к этому.
В колхозных избах – 350 радиоточек, колхозники имеют 180 велосипедов, десятка три патефонов, много гармошек.
… В клубе колхоза «Пролетарий» молодежь ставит пьесу «Женитьба бригадира», выступает с концертом. Сто колхозников-зрителей дружно аплодируют своим артистам.
… Пожилой колхозник Николай Михайлович Груздев после трудового дня побрился в колхозной парикмахерской, попарился в бане и, прохлаждаясь за чашкой чая, читает газету.
… Колхозница Клавдия Николаевна Корякова, жена погибшего на фронте героя, с двумя детьми накануне Октябрьского праздника переселилась из старой халупы в новый дом.
Новые дома построили себе также колхозницы Е. В. Еркова, М. П. Исакова, А. И. Сысоева и другие.
… К счетоводу колхоза «Память Кирова» А. В. Чеперегину приехал в гости племянник – майор орденоносец. Хозяин чокается с дорогим гостем, угощает его всевозможными яствами.
… Председатель колхоза «Красный Борок» М. Н. Родичев поехал на мотоцикле в Сокол, на заседание исполкома.
Все это – обычные события в жизни колхозного села. Все моются в бане и читают газеты, все уходят в клуб на спектакли и дома слушают радио, все имеют родственников – офицеров-орденоносцев и многие колхозники сами награждены орденами и медалями за боевые подвиги на фронте и героические дела в тылу.
Культура прочно вошла в быт колхозников. В сельсовете – пять школ, 3 начальные и 2 неполные средние. Все дети учатся. А окончив учение дома, едут учиться в Вологду, Ленинград, Москву.
У Александра Михайловича Грачева – два сына-студента. Один – Александр – учится в Вологодском Молочном институте, другой – Валентин – в Ленинградском институте гражданской авиации. Колхозник артели «Память Кирова» Анатолий Васильевич Кряквин, подполковник-орденоносец, учится в Военной Академии.
Многие молодые колхозники, получив среднее и высшее образование, стали видными работниками-специалистами. Среди них: врачи, учителя, агрономы, летчики, трактористы-механики.
- Да, здорово шагает наша колхозная деревня! – сказал председатель сельсовета Николай Григорьевич Калин, когда мы вместе с ним выявили все эти факты и примеры. А ведь мы как-то пригляделись к этому и не замечаем своего роста.
Рост продолжается. Скоро в колхозах Боровецкого сельсовета загорится электричество. Прокладывается электролиния, ставятся столбы, строятся трансформаторные будки. В строительство уже вложено 25 тысяч рублей. Шефы – рабочие завода имени Свердлова – дают оборудование.
- К новому году, - говорит тов. Калин, - загорится свет в колхозных избах. На первое время поставим 500 лампочек, а потом – тысячу.
Радостную жизнь колхозников осветит лампочка Ильича.
Так и должно быть!
С. Голубков,
П. Куликов».
("Красный Север", Вологда, 1946, № 244 (10, декабрь), с. 2).

пятница, 9 декабря 2016 г.

"Встаю расслабленный с постели: не с Богом бился я в ночи …"

"… Но тайно сквозь меня летели 
Колючих радио лучи"
.


60 лет назад происки радиопровокаторов в Мюнхене были обречены на провал:
 «Подстрекатели из «Свободной Европы»
В последние дни не раз встречали мы на улицах Будапешта людей, чьи глаза были полны какой-то безысходной тоски. Это матери и отцы подростков и юношей, которые в дни трагических событий поддались преступной зарубежной пропаганде и, оставив отчий дом, бежали за границу, главным образом в Австрию.
Как могло случиться, что тысячи венгерских подростков покинули родину, семью, школу, товарищей? Факты свидетельствуют: в этом прежде всего повинна западная пропаганда и особенно небезызвестный подрывной центр – радиостанция «Свободная Европа». На ее совести (если в данном случае вообще можно говорить о совести) не одна загубленная молодая жизнь. В своих клеветнических передачах этот американский пропагандистский центр, выливая ушаты грязи на социалистические страны, изо дня в день расписывает так называемые прелести «западного образа жизни».
Но тот, кто попадается на лживые посулы и приманки «Свободной Европы», очень быстро начинает понимать, в какую пропасть его завлекли. Вот что говорят об этой самой «беззаботной и полной всяческих благ жизни венгерских эмигрантов» люди, вырвавшиеся после тяжких лишений и мытарств обратно на родину.
«Я убедился, - рассказывает Карой Майер, диспетчер тракторного завода в Будапеште, - что в западных странах не все так, как утверждает радио «Свободная Европа». У тех, кто живет в лагере «Бродер» в Зальцбурге, нет даже хлеба на каждый день».
Другой венгерский беженец Антал Шашхалми дополняет:
«Безысходное положение и трудные условия жизни в Австрии заставили меня вернуться на родину. Я поступил необдуманно, сменив семейный очаг на переполненные лагеря. В Австрии я не раз встречал родителей, которые со слезами на глазах ходят из одного лагеря в другой и ищут своих детей. Я обращаюсь к венгерской молодежи: вернитесь домой, мы будем вместе строить нашу лучшую, более красивую, любимую родину».
Если басням «Свободной Европы» поддавались взрослые, то, безусловно, еще легче было ей ввести в заблуждение детей и подростков, соблазняя из всевозможными заманчивыми приключениями и развлечениями.
Все честные, трезво мыслящие люди решительно требуют прекращения деятельности провокаторского радиоцентра в Мюнхене. Известно, что протесты против поджигательской пропаганды и клеветы «Свободной Европы» развернулись даже там, где она укрывается, - в Западной Германии. Но особенно сильное негодование поднимается сейчас в Венгрии, где многие люди, в том числе подростки, стали жертвой чудовищных домыслов этой радиостанции. Венгерские трудящиеся требуют привлечения к суровой ответственности руководителей «Свободной Европы» и тех, кто финансирует ее преступную деятельность. Венгерские рабочие, крестьяне, интеллигенты призывают журналистов, чтобы они решительно опровергали распространяемую ею ложь.
«Мы с большим осуждением отклоняем передачи этой радиостанции, - заявил преподаватель Эгерского педагогического института Йожеф Сокоди. – Она надругалась над самыми благородными национальными чувствами венгерского народа… Она доказала, что является безудержным глашатаем капиталистических реставраторских порядков, оружием империалистической борьбы против нашего народа. Мы осуждаем передачи «Свободной Европы» и требуем, чтобы компетентные западные круги ликвидировали эту радиостанцию, которая самым злостным образом лжет и клевещет на честный венгерский народ, на нашу Народную Республику».
Такого же мнения придерживаются в Венгрии все, кого сама жизнь, события последнего времени еще и еще раз убедили в том, что «Свободная Европа», выполняя заказ своих хозяев – американских империалистов, из кожи лезет вон, чтобы опорочить дело социализма, братскую дружбу народов, ввести в обман трудящихся. Кто не знает, что именно в Мюнхене, в доме на Локерштрассе, 32, родился клеветнический слух о депортации венгерских граждан. Этот дом совсем недавно был своего рода призывным пунктом контрреволюции, куда приходили за очередными заданиями хортистские офицеры, враги и предатели венгерского народа. Наконец, именно отсюда раздавались и раздаются провокационные призывы к забастовкам, саботажу, к вооруженным выступлениям против народного строя Венгрии.
Об истинном призвании «Свободной Европы» хорошо сказал член президиума районного совета рядовой шахтер Лайош Сабо: «Вот уже две недели я не слушаю передач «Свободной Европы». Меня не интересует ложь и этой, и любой другой радиостанции, финансируемой американцами. Мы – венгры, и напрасно «Свободная Европа» обращается к нам на венгерском языке. Я знаю, что она представляет интересы отнюдь не венгров».
Или вот, например, заявление директора строительного предприятия в городе Кечкемете Яноша Нейера:
«Всеобщее возмущение вызвало у нас сообщение «Свободной Европы», когда она с ликованием сообщила всему миру, что в Кечкемете якобы происходят «кровавые бои» между советскими солдатами и венгерскими солдатами и населением. Стоит ли говорить, что в то время, когда передавалась эта ложь, в Кечкемете царил порядок и спокойствие. Я с возмущением слушал эту клевету, ибо она могла ввести в заблуждение многих доверчивых людей».
Газета «Непакарат», орган Национального совета свободных венгерских профсоюзов, за последние пять дней уже дважды выступила с официальным опровержением враждебных народно-демократическому строю злостных домыслов «Свободной Европы».
Первого декабря газета писала:
«Во вчерашних своих передачах «Свободная Европа», например, утверждала, ссылаясь на нашу передовую статью, что правительство отклонило требования Будапештского центрального рабочего совета. Мы не знаем, как читают газеты в мюнхенском радиоцентре. Однако мы знаем: каждый грамотный человек, взяв в руки передовую статью «Непакарат», может установить, что авторы упомянутого радиосообщения не очень-то любят придерживаться фактов, заменяя их богатой фантазией».
Сколько бы ни усердствовали радиопровокаторы в Мюнхене, их происки обречены на провал.
С.Дмитриев
Будапешт, 7 декабря,
(По телефону)».
"Литературная газета", 1956, № 146 (8, декабрь), с. 1).

четверг, 8 декабря 2016 г.

"И пришел я в городок торговый…"

"… И сломал мне кости акробат. 
Стал я зол и с двух сторон горбат.
 
Тут начало действия другого". 


70 лет назад  в советских магазинах было чище, чем на рынках:
«На рынке и в магазинах Улан-Удэ
Торговля в разгаре. Народу столько, что ему тесно на центральном колхозном рынке города. Ряды торгующих тянутся за его пределами – по улицам Балтахинова и Калинина.
Несмотря на то, что на рынке должны продаваться только продукты, здесь можно видеть все, начиная от катушек ниток, кончая водкой, которую тут же распивают, закусывая байкальским омулем.
Мальчишки всех возрастов бойко зазывают покупателей, предлагая папиросы.
Предприимчивые спекулянты ходят с мануфактурой, одеждой и обувью, хотя для торговли вещами существует специальный рынок.
Много народу на рынке, а вот работников милиции не видно, поэтому-то здесь и чувствуют себя вольготно спекулянты.
По улице Калинина, у самого входа на рынок, расположено несколько закусочных и чайных. Помещения тесные, посетителю не на что присесть. В них отвратительный чад, всюду грязь. В них, по-видимому,
никогда не бывала санитарная инспекция, иначе они давно были бы закрыты.
Хозяином рынка является горсовет, но его интересуют только коммерческая сторона дела. Горсовету, видно, нет дела до того, что на рынке процветают антисанитария, спекуляция, хулиганство.
***
Улица Ленина выглядит культурнее. Здесь и в магазинах чище, зато почти совершенно нет народа. В мебельном магазине тишина и спокойствие. Директор магазина что-то усердно подсчитывает за своим массивным столом, пощелкивая костяшками счетов. Кассирша без отрыва от производства читает увлекательный роман. Одинокий покупатель осматривает мебель… Собственно говоря, и смотреть-то здесь нечего. Весь магазин заставлен тумбочками и подставками для цветов. Никакой другой мебели в магазине не имеется, а поэтому из-за отсутствия таковой, магазин начал торговать… кастрюлями и ведрами.
Директор магазина жалуется:
- Говорят, что мебельная фабрика очень хорошо работает… Не верьте тому, кто это говорит, ничего она не поставляет нам. Бездействуют и наши промысловые артели. Кроме подставок для цветов они ничего не вырабатывают.
- Так вы не выполняете финансового плана? - спрашиваем мы.
Нет, план выполняем. Хотя нам не разрешено продавать мебель большими партиями, но мы как только получаем ее, так сразу же распределяем по организациям. Населению, конечно, ничего не остается.
Заходим в продуктовый магазин Бурмонторга № 22, где прикрепленные к магазину получали по карточкам крупу и другие продукты. Одна чаша весов перетягивает другую граммов на 5-10. Но если недовешивается по 5-10 граммов, то продавцу достаются многие килограммы.
Весы, на которых взвешивается отпускаемый хлеб, загрязнены, продавцы даже подсчитывают на них деньги.
В магазине Особторга большой выбор товаров: обуви, готового платья, мануфактуры, игрушек и прочего. Однако, в отделе готового платья продают почти исключительно предметы дамского обихода, мужчинам здесь не найти даже такой простой вещи, как сорочка, не говоря уже о пальто или костюме.
В отделе скобяных товаров отливают блеском белые ведра и кастрюли.
В Универмаге Бурмонторга № 1 открылись новые отделы: готового платья, обуви и хозяйственных товаров. Среди готовых платьев – женские дохи и полудошки, пальто, но для мужчин и здесь ничего не найти. В хозяйственном отделе все полки заставлены теми же ведрами.
Становится странным, что торгующие организации совершенно, видимо, не интересуются: в чем нуждается покупатель, какие ему нужны товары.
Министерство торговли интересуется выполнением финансового плана и очень мало оно заботится о нуждах населения.
П. Орехов».
("Бурят-Монгольская правда", 1946, № 244 (8, декабрь), с. 4).

среда, 7 декабря 2016 г.

"В спокойных пригородах снег сгребают дворники лопатами…"

"…Я с мужиками бородатыми 
Иду, прохожий человек".


75 лет назад на временно оккупированных территориях старательно зарабатывали себе советский лагерный срок примерные работники:
"Мастер чистоты
Поздняя ночь. Тишина. Город спит. Ни звука, ни шороха. Лишь изредка пройдут дежурные полицейские и тогда далеко раздается отзвук четких солдатских шагов. Как бы боясь разбудить спящий город, снежинки, сверкая алмазами, реют в застывшем воздухе, бесшумно покрывают крыши, асфальт и чугунные прутья оград, ложатся хлопьями ваты на холодную мостовую.
Но вот скрипнула калитка. Не спеша, в надвинутой на глаза шапке, в полушубке и валенках, с деревянной лопатой в руках, вышел крепкий старик. Это дворник. Он посмотрел на улицу, постоял немного и, не спеша, принялся за работу. И в морозном воздухе послышался скрежет деревянной лопаты, осторожный шорох метлы, заметающей широкую улицу перед двором № 49 по первой линии.
Еще задолго до утра старательно очищенные от снега улица и тротуар тщательно заметены и посыпаны легким слоем золы.
Покончив с улицей, дворник идет убирать двор.
И когда жильцы двора уходят на службу, то видят чистый, подметённый двор. Дворник слышит со всех сторон привычные похвалы:
 —И когда это только Хапилин спит? Каждый день, когда ни выйдешь, у Николая Яковлевича уже и подметено, и дорожки засыпаны.
— Да, наш дворник славится на всю Юзовку. Самый добросовестный, самый исполнительный дворник.
Дворник Хапилин пользуется заслуженным уважением среди жильцов своего домоуправления. Он настоящий мастер чистоты и с него следует брать пример всем его собратьям.
И. Семенов". 
("Донецкий вестник", Юзовка, 1941, № 7 (7, декабрь), с. 4).

"Был я мужик тверезый, знал, что за мной – семья…"

"… Люди пошли в колхозы, 
Что ж, за людьми и я.
 
Корову свою, кобылу
 
Свел с другими вслед.
Все уж по форме было, - 
Бац! Председателя нет".
 
  


70 лет назад сами и положили конец своей спокойной жизни члены-идиоты из сельскохозяйственной артели имени Кирова:
«В колхозе орудуют преступники
Группа членов сельскохозяйственной артели имени Кирова Гильбиринского сомсовета, Иволгинского аймака, прислала в редакцию газеты «Бурят-Монгольская Правда» ходока с письмом. В письме колхозники рассказали, что председатель колхоза Дабацыренов Даша-Нима, окружив себя родственниками, безнаказанно разбазаривает общественное добро, нарушает Устав сельхозартели, сознательно запутывает учет и отчетность.
Редакция направила в колхоз своего специального корреспондента для проверки фактов, изложенных в письме колхозников. Ниже помещаем статью о том, что узнал наш корреспондент.
В конце 1940 года члены сельскохозяйственной артели имени Кирова оказали большое доверие Даша-Нима Дабацыренову, избрав его председателем колхоза. С тех пор он бессменно работает в колхозе.
Дабацыренов не оправдал доверия членов артели. Он злоупотреблял этим доверием в корыстных и преступных целях.
Обратимся к фактам. Произведенная недавно ревизия установила, что общественное животноводство – основная отрасль хозяйства артели – подвергалось систематическому разбазариванию. По отчетным данным колхоза за три года (с 1942 по 1944 год включительно) пало 727 голов скота, а фактически же имеется актов о падеже 630 голов. Стало быть, на 97 голов нет никаких оправдательных документов. За это же время забито на мясо 212 голов, а подтверждающих актов о забое имеется на 138 голов, следовательно, на 74 головы скота нет документов. Сюда не входит  количество скота, проданного на сторону и розданного Дабацыреновым своим родным и приятелям.
Следует указать на исключительно небрежное оформление даже имеющихся в делах актов. И это потому, что Дабацыренов и ветеринарные работники редко бывали в гуртах и отарах. Так, например, в 1942 году в местности Шулута был выделен гурт крупного рогатого скота для пастбищного содержания. Кормов, кроме соломы от урожая прошлых лет, не было. Водопой находился в 3-х километрах, не имелось также подстилочного материала. В результате начался массовый падеж скота. Однако, Дабацыренов не принял никаких мер. Хуже того, ни он, ни ветеринарный фельдшер Быков не были в Шулутах.И только впоследствии они составили общий акт о том, что с 1 по 30 марта 1942 года пало 36 голов бычков-кастратов 1940 года рождения.
В 1943 году Дабацыренов отправил 12 голов свиней на спиртозавод, якобы для откорма бардой. Результат откорма весьма плачевный: все свиньи погибли. О причинах падежа свиней Дабацыренов до сих пор не нашел время рассказать колхозникам.
Колхозным добром, с помощью Дабацыренова, пользовались некоторые руководители организаций гор. Улан-Удэ и Иволгинского аймака. В 1945 и 1946 годах Дабацыренов выдал в «счет расчетов» бывшему управляющему Улан-Удэнской конторой «Сортсемовощь» Каратуеву две коровы, двух овец и одну свинью. 6 января 1946 года по письменному распоряжению Дабацыренова были выданы Зандееву (трест столовых г. Улан-Удэ) лошадь, спустя месяц – овца. Деньги за отпущенный скот в кассу не поступили. Также без оплаты получили по одной овце Самсонов (работник райуполминзага), Галсанов (руководитель ансамбля), Дармаев (без определенных занятий), Дарижапов (руководитель художественной самодеятельности), Дашиев и др.
Не обижал Дабацыренов и самого себя. Весною 1943 года он взял в колхозе шестилетнего рабочего вола и реализовал на рынке гор. Улан-Удэ. По свидетельству колхозников, от продажи мяса им было выручено около 60 тысяч рублей. Но в кассу артели ни одного рубля внесено не было. Правда, Дабацыренов за этого быка отдал колхозу своего буруна. Впоследствии оказалось, что этот бурун засчитан в счет погашения обязательной поставки мяса государству. Таким образом, 60 тысяч рублей колхозных денег ушло в карман Дабацыренова.
Для того, чтобы скрыть следы своих преступлений, Дабацыренов часто прибегал к очковтирательству. В животноводческом отчете на первое января 1946 г. Дабацыренов показал, что в колхозе имеется 191 лошадь, 403 головы крупного рогатого скота. Фактически же было: лошадей – 185, крупного рогатого скота – 384. Сводку о сеноуборке представил с превышением на 72 гектара.
Нарушение Устава сельскохозяйственной артели вошло в систему. Только в этом году Дабацыренов раздал разным организациям и лицам 189 гектаров общественной земли. На этой площади был накоплен 931 центнер сена, из них 273,5 центнера сена до сего времени не возвращено колхозу.
Дабацыренов, окружив себя родственниками, заботится только о них. Родственники поддерживают и прикрывают грязные дела Дабацыренова. Его ближайший помощник по преступлению Н. Н. Доржиев до апреля 1946 года был заместителем председателя и одновременно заведовал ОТФ. В ноябре прошлого года женился сын Доржиева – Даша Нимацыренов на своячинице Дабацыренова. На проведение свадьбы Доржиеву выдали за счет колхоза 4 центнера зерна, корову и 6 голов овец.
При передаче ОТФ другому заведующему у Доржиева нехватило 13 голов овец и коз. Вначале Доржиев в свое оправдание ничего не мог привести. Только уже в ноябре он представил пять актов на падеж 5 голов ягнят и 2 голов козлят. Акты датированы 9 и 19 марта и 7, 12 и 23 апреля с. г. Причем на одном из них нет подписи ветфельдшера Быкова, рукою которого составлены акты. А подписей Доржиева и зав. отарой нет во всех актах. Кроме того, Доржиевым в 1945 году переполучено пшеницы 195,8 килограмма, ярицы – 26,1 килограмма, деньгами 3406 рублей, а в 1946 году – зерном 201 килограмм, мукой 59 килограммов.
Второй его родственник Д. Батомункуев в дни Отечественной войны зарекомендовал себя крайне отрицательно. Вместе со своим «другом» он украл двух колхозных лошадей, которых забил на мясо. Несмотря на это, Батомункуев был определен конюхом. Но здесь он «показал» себя. По его вине одна лошадь «потерялась», вторая утонула в колодце. Батомункуев Д. переполучил в 1945 году 1075 килограммов зерна.
Раднаев Пунсук – лодырь, не выработал в 1946 году ни одного трудодня. Зато он пользуется всеми благами колхозника, ибо во главе колхоза стоит его родственник Дабацыренов. Ведь никто иной, как Дабацыренов разрешил Раднаеву П. сдать на МТФ свою корову, а вместо нее взять из колхозного стада одну лошадь, одну корову и одну овцу. Хотя Раднаев не работает в колхозе, но получает он больше любого честного колхозника. В 1945 году он перебрал пшеницы 974,6 килограмма, ярицы – 161,5 килограмма, денег 1180 рублей.  В 1946 году он уже получил – пшеницы 24,5 килограмма, муки – 38,7 килограмма, хлеба – 17,7 килограмма, хотя ни одного дня не работал.
В результате массового разбазаривания общественного скота (только расход этого года составляет 300 голов скота) государственный план развития животноводства не выполнен.
Колхоз не выполнил также планов случной кампании и приема приплода. Сорвана заготовка грубых кормов. Несмотря на это, 37 гектаров зеленки стравлено скотом. Артель до сих пор не рассчиталась с государством по сдаче молока и яиц.
На общем собрании колхозников, когда обсуждали постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 19 сентября 1946 г., видя, что народ понемножку начинает критиковать, Дабацыренов выступил и заявил:
- Лучше меня вы никого не найдете. За все время работы председателем я никого из вас не отдал под суд, а ограничивался разговорами в колхозе… Меня хорошо знают и ценят высшие начальники.
После этого возникает вполне справедливый вопрос: почему иволгинские аймачные организации не обращали внимания на Дабацыренова? Сказать, что они не знали о его преступлениях – нельзя. Они знали об этом. Но они не прислушивались к голосу колхозников, всячески оберегали «престиж» Дабацыренова, этим глушили критику и содействовали преступнику Дабацыренову.
Ан. Нагаслаев».
("Бурят-Монгольская правда", 1946, № 243 (7, декабрь), с. 2).

вторник, 6 декабря 2016 г.

"Ждет страна, от ясных далей не отводит зорких глаз…"

"… В наши хаты входит Сталин,
Одаряя правдой нас".


65 лет назад в СССР улыбались со своих стульев радиопередачам старички:
«Михаил Небогатов
Говорит Москва
Едва семья усядется за чаем,
Заглянет в окна утра синева,
Мы, как обычно, радио включаем
И слышим голос:
«Говорит Москва,
Передаем последние известья…»
Летят слова, разносятся в тиши.
Их ловят села, города, предместья,
Казахи, шорцы, чукчи, латыши.
…Не на кошме, как прежде, а на стуле –
Я представляю это наяву –
Сидит колхозник-старичок в ауле
И, улыбаясь, слушает Москву.
…Там рыбаки, вернувшиеся с лова,
Здесь лесорубы, вставшие чуть свет,
Сошлись в избе.
Не пропустить бы слова!
Горят глаза… В руке застыл кисет…
Боятся кашлять, спичкой чиркнуть даже,
Чтоб не нарушить тишину на миг…
И всем приходит мысль одна и та же:
Как необъятен край наш, как велик!
Всю жизнь как будто видишь по-иному,
Когда внимаешь дикторским словам.
Читает диктор:
«Сталину родному…
Любимый вождь, докладываем Вам…»
Уральцы рапортуют о победе.
И так мы рады будто бы они –
Знакомцы наши, близкие соседи,
Бок о бок с нами трудятся все дни.
В каких томах, в какой бессмертной книге
Нам рассказать о всех своих делах?!
Высотный дом решили строить в Риге…
Размах работ на волжских берегах…
Не старой церкви купол золоченный –
Подъемный кран у Волги виден нам.
Встречая день, строитель и ученый
Над чертежом склонились вместе там…
Мы каждой вестью Родины согреты,
Поют станки. Дымят суда в порту…
Ткачи, шахтеры, летчики, поэты –
Все на местах своих. Все на посту.
Но этот мир, знакомый и привычный,
Вдруг омрачают строчки телеграмм
О взрывах бомб за далью пограничной,
Откуда вновь грозят войною нам.
Там самолеты, пушки наготове…
От первых фраз улыбка сходит с губ.
Седой старик в ауле сдвинул брови…
Крутить цыгарку начал лесоруб…
… «Пять самолетов сбито над Пхеньяном,
Они бомбили мирное жилье»…
Пусть чья-то мать скорбит за океаном:
К ней не вернется больше сын ее!
Другой он ждал от Трумэна награды,
И вот – погиб. Убийц не жалко нам!
Ведь из-за них не молкнет канонада.
Корея стонет. В пламени – Вьетнам.
Расцвет и мрак – два мира возникают
Пред нашим взором в несколько минут.
… У нас с цветами Робсона встречают,
А там, у них, дубинкой негров бьют.
Мы песни мира в каждом доме слышим.
А там, у них, борцов за мир – казнят.
…Ноябрьский ветер снег метет по крышам,
Деревья в окна ветками стучат.
Москва, Москва!
Твой голос слышен всюду.
Для всей земли ты светишь маяком.
Привет сердечный шлешь простому люду
И в полный голос говоришь с врагом!
…Мы снова в путь выходим на рассвете.
Шаги бодрее. Дышится вольней.
Мы счастливы, что есть Москва на свете,
Тепло на сердце с думою о ней».
("Комсомолец Кузбасса", Кемерово, 1951, № 144 (2, декабрь), с. 3).

понедельник, 5 декабря 2016 г.

"Солнечна страна Советов!.."

"…И, в сияньи гордой славы,
Полон мудрости заветов
Наш Учитель величавый".


70 лет назад не самые худшие свои строки посвящали советские писатели улучшению лугов и расширению поливных площадей в колхозах:
«Слуга народа
Хоца Намсараевича мы застали в его рабочем кабинете. Он сидел за большим письменным столом и работал над очередной главой новой повести. Герои будущей повести – это вчерашние фронтовики, которые одержав победу над злейшими врагами социалистической Родины, вернулись на трудовой фронт. Они с энтузиазмом взялись за выполнение программы четвертой сталинской пятилетки. У них одно стремление – как можно быстрее восстановить народное хозяйство и сделать свою Отчизну еще более передовой, культурной и богатой. Эту повесть писатель думает закончить в 1948 году. Хоца Намсараевич закончил повесть «Алтан зэбэ», что по русски означает «Золотая стрела». В новом произведении тов. Намсараев показал работу одного колхоза в дни Великой Отечественной войны, жизнеспособность и преимущество нашего колхозного строя. Писателем также подготовлен для издания в 1947 году сборник стихов (свыше 1000 строк). В сборник включены стихи, написанные после войны.
Несмотря на большую загруженность творческой работой, Хоца Намсараев активно участвует в общественной и политической жизни республики.
Свято выполняет он свои депутатские обязанности. Писатель тесно связан со своими избирателями. После первой сессии Верховного Совета СССР Хоца Намсараевич побывал у своих избирателей, где выступал с докладом о решениях сессии.
К колхозникам сельскохозяйственной артели имени Кирова, Кяхтинского аймака, депутат приехал прямо на полевой стан.
Депутат Намсараев, будучи в кударинском аймаке, посетил аймачную больницу, где провел беседу с больными и медицинским персоналом о решениях сессии Верховного Совета СССР. В конце беседы к нему обратился больной тов. Писарев. Тов. Писарев – учитель, 40 лет своей жизни он отдал делу народного просвещения, а сейчас серьезно заболел. Благодаря вмешательству депутата тов. Писарев был направлен лечиться в санаторий.
Депутат ведет регулярную переписку с избирателями. Ему пишут по самым различным вопросам. Группа колхозниц сельскохозяйственной артели «Искра Ленина», Кударинского аймака написала ему о плохой работе Тамирского сельпо. Проверив жалобу, тов. Намсараев поставил этот вопрос перед Министерством торговли БМАССР. В результате были приняты меры по обеспечению сельпо товарами первой необходимости.
С помощью депутата тов. Намсараева приобрела автомашину сельскохозяйственная артель «Улан-Табангут», Кяхтинского аймака.
Часто выступает  тов. Намсараев по радио и на страницах печати. Статья по улучшению лугов и расширению поливных площадей в колхозах была опубликована в газете «Бурят-Монголой Унэн». В ней тов. Намсараев, как знаток луговодства, дает практические советы колхозникам республики по улучшению луговых угодий. В своих выступлениях по радио Хоца Намсараевич призвал колхозников-избирателей по-большевистски бороться за выполнение и перевыполнение государственного плана развития общественного животноводства, являющегося основной отраслью колхозов.
Хоца Намсараев, как писатель и депутат, большую заботу проявляет о молодых писателях Бурят-Монголии.
Так выполняет свои обязанности слуга народа депутат Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик старейший писатель Бурят-Монголии Хоца Намсараевич Намсараев.
А. Нагаслаев».
("Бурят-Монгольская правда", 1946, № 242 (5, декабрь), с. 1).

воскресенье, 4 декабря 2016 г.

"От черноморских вод до зыби океана..."

"...Один победный клич гремит во всех краях: 
Клянемся ускорять победу неустанно 
Всей доблестью в труде, всей храбростью в боях.
 


75 лет назад некоторые советские люди на временно оккупированных территориях до краев наполняли дни трудом:
"Семеро энтузиастов
Еще за окраиной шахты слышалась орудийная пальба, когда с Гладковского рабочего поселка пришли на разрушенную шахту № 73 Болдов и техник Кузнецов. С ними были старые рабочие два брата Березы, опытные забойщики, крепильщики Вуколов, Дорошенко и Барышев. Они внимательно осмотрели всю поверхность шахты, потом зажгли лампочки Вольфа, и один за другим спустились по центральному уклону в шахту. Весь день они провели под землей, а когда вышли на-гора издали доносились взрывы артиллерийской дуэли. Они слышались уже гораздо дальше, чем утром.
—Большевики еще стреляют, вполголоса сказал Болдов.
—Пусть, махнул рукой Кузнецов, — все равно их песенка спета. Война для нас кончилась, начался мирный труд. Шахту мы восстановим за всякую цену.
Это было 25 октября 1941 г. А 26 октября группа людей под руководством г.г. Болдова и Кузнецова уже разбирала развалины здания, расчищала мусор, возила со склада лес, строила надшахтное здание. Кузнецов привел свою собственную лошадь с упряжью и телегой. Позже были возвращены лошади, уведенные с конного двора шахты. Привезли крепежного леса.
Крепильщики Вуколов и Дорошенко приступили к раскреплению уклона. К вечеру показалась первая вагонетка с породой. Проходили дни, наполненные до краев высоким трудом. Крепильщики Вуколов и Дорошенко раскрепили сплошной завал центрального уклона, не упустив ни грамма кровли. А 6-е ноября было радостным днем для горняков шахты № 73. Впервые после разрухи уголь был выдан на-гора.
Так увенчались успехом усилия семерых героев, пришедших на шахту под гул орудийной канонады.
Фронт работ развертывается.
И. Кривулин".
("Донецкий вестник", Юзовка, 1941, № 6 (4, декабрь), с. 3).

"И медсестру какой-то парень вприсядку весело повел…"

"… Он лихо по полу ударил, 
И загудел в восторге пол".


70 лет назад не проходил без неотложных дел рабочий день советских медсестер:
«О порядках центральной поликлиники
Счастливый человек, кому не приходилось ставить банки в центральной поликлинике города Улан-Удэ. А вот я пострадал от этой процедуры. Пришел как-то к медсестре Пастуховой, но у нее оказались неотложные дела – посторонний разговор в коридоре – и она поручила свою работу уборщице Гавриловой. Последняя же, наверное, никогда не видела, как ставят эти банки. Накалила одну из них добела и поставила мне на спину. Я даже закричал от боли.
П. Болдаков».
("Бурят-Монгольская правда", 1946, № 241 (4, декабрь), с. 2).