воскресенье, 7 февраля 2016 г.

"Ой ты, песня, песенка девичья..."

"... Ты лети за ясным солнцем вслед
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет".


75 лет назад в СССР каждый уголок пограничных застав дышал уютом:
«Ударная застава
У советских пограничников за двадцать лет охраны границ сложилось много замечательных традиций, которые передаются как заповеди. Каждый молодой пограничник, прибыв на заставу, прежде всего будет приобщен к суровым законам границы.
Вот некоторые из них:
           пограничник никогда не считает врагов, нарушивших границу. Сколько бы их ни было, он должен задержать их, должен не допустить нарушения границы;
           пограничник не ждет пока враг наткнется на него, а ищет врага на своем участке. Ищет упорно, настойчиво, изо-дня в день;
           пограничник не оставит товарища в беде, - сам погибнет, но товарища выручит;
           пограничник первый друг местного населения, местное население – первый помощник пограничника;
           пограничник настойчиво изучает военное дело, чтобы уметь вести бой с врагом, какой бы он численности не был.
Пограничники кропотливо изучают марксизм-ленинизм – становятся бойцами, достойными своей великой родины.
Всеми этими качествами, привитыми в повседневной, суровой пограничной жизни, в совершенстве владеют бойцы Н-ской пограничной заставы. Застава носит название ударной. Это название она заслуженно удерживает несколько лет подряд. За честь заставы, за ее передовое место в отряде борются все, начиная от начальника, лейтенанта тов. Корчак, и кончая поваром тов. Зориным. Каждая вещь на заставе говорит о суровой, напряженной жизни, и в тоже время каждый уголок дышит уютом.
Вот ленинская комната. В Н-ской заставе она является центром массовой, политической, культурно-просветительной работы и организованного красноармейского досуга. В этой небольшой комнате привлекает внимание со вкусом подобранная литература. В двух шкафах расположены произведения классиков марксизма-ленинизма, собрания сочинений Горького, Салтыкова-Щедрина, Гоголя, Толстого, Эмиля Золя, Серафимовича, книги Шолохова, Новикова-Прибоя, много специальной военной и другой литературы.
Стены ленинской комнаты украшены портретами вождей, выписками из Сталинской Конституции; в уголке расположены стенды, посвященные жизни и деятельности Владимира Ильича, в наглядных пособиях отражена история ВЧК-ОГПУ-НКВД. Видное место занимает описание деятельности первого чекиста Ф. Э. Дзержинского.
Здесь же находится доска с итогами социалистического соревнования. Фамилии Бушкова, Шептуна, Горбачева, Железнова, Оводова, Щепочкина написаны крупно и четко. Они – отличники по всем дисциплинам. В одном из углов на столике гитара, балалайка, гармошка, патефон с пластинками.
Рядом с ленинской комнатой – столовая и кухня. Тот же порядок, аккуратность и подчеркнутая, бросающаяся в глаза чистота. Хозяин здесь пограничник П. П. Зорин. Поварскому делу он научился на заставе и, как он говорит, «сам дошел». И нужно сказать, что повар он замечательный. О качестве приготовленной им пищи красноречиво говорят записи в контрольной книге: «приготовлено хорошо, пища
вкусная, раскладке соответствует». Этот молодой повар знает вкусы каждого брйца, и никто у него не остается неудовлетворенным. Он, например, не просто зажарит на ужин свежую рыбу, а зажарит по особенному, с «секретом», отчего рыба приобретает прекрасный вкус.
Рядом со столовой – комната, где бойцы отдыхают после нарядов. Стройные ряды кроватей, чистые простыни и наволочка, ажурные занавески на окнах скорее напоминают комнату в доме отдыха. Только клинки да винтовки, расположенные около тумбочек у изголовья кроватей, говорят, что люди здесь живут в постоянной боевой готовности. Как всегда в строгом порядке развешаны шинели, в отдельной комнате сушится служебная одежда и обувь.
И если пограничники Н-ской заставы добились исключительных удобств, то не могут пожаловаться на это и их боевые друзья – лошади. Новенькая конюшня приведена в такой же образцовый порядок, как и общежитие бойцов. Добрые выносливые кони готовы в любую минуту вынести пограничников в любое место, где грозит опасность.
День на заставе проходит по раз и навсегда заведенному, строгому распорядку. Здесь все подчинены охране границы. Это чувствуется на каждом шагу, в каждом слове донесения. Вот возвратился из наряда пограничник Горбачев. Он докладывает: «Товарищ дежурный, пост сдал. За время несения службы никаких происшествий на границе не случилось». И затем рассказывает о самых малейших изменениях, происшедших на границе. Ничто не остается незамеченным. Малейшее изменение на границе и вокруг нее должно быть известно пограничникам.
Вечером зам. политрука Иван Кунгурцев идет в клуб соседнего колхоза и рассказывает колхозникам о международном положении. Тесную связь с местным населением пограничники крепят изо дня в день. Они шефствуют над их школой, помогают ставить спектакли, проводят беседы, доклады, читают газеты. За тесную связь с местным населением и большую ему помощь, колхозники избрали лейтенанта тов. Корчак и его жену Ольгу Константиновну депутатами сельского совета.
Тесная дружба пограничников и колхозников приносит свои плоды при охране границ. В прошлом году летом колхозники заметили, что Амур переплыл неизвестный человек. Живо был послан верховой гонец на заставу, а сами колхозники организовали бригаду и помогли задержать нарушителя, оказавшегося крупным шпионом.
Таких примеров много.
... Широкой лентой разделил Амур два государства. Два государства – два непохожих друг на друга мира. На одном берегу страна бесправная, жестоко угнетаемая, на другом – страна свободного и радостного труда. 
Противоположный берег коварен. С той стороны в любую минуту может быть совершено нарушение границы. Вышколенные диверсанты, шпионы пытаются проникнуть в нашу страну.
Ну что ж, пусть пытаются. Попытка их не увенчается успехом. Советские пограничники, в совершенстве владеющие мощной военной техникой, беспредельно любящие свою родину, скажут по этому поводу свое веское слово.
Д. Герасимов.
Восточная граница СССР».
("Восточно-Сибирская правда", 1941, № 32 (8, февраль), с. 2).

суббота, 6 февраля 2016 г.

"В какой бы край – глухой и нелюдимый..."

"...Моя судьба меня ни завела,-
Мне всюду слышен голос твой родимый,
Видны твои великие дела".


75 лет назад в СССР на фоне развития стахановского движения в тайге развертывалась история личных отношений с инженером Галиной Полевой и Нюркой:
 «Театр.
«Золото».
- Умел погулять человек... Знай наших сибирских – восторгается старатель Прохор людьми, которые в старину искали золотоносные жилы, вкладывали страшный труд, а потом топили в сивухе беспросветность своего житья. Сам Прохор из разряда подобных «золотишников».
Но появились среди старателей и другие люди, такие как Степан Потанин, которые ищут новых путей, и в конце концов находят размах не в пьяных оргиях, а в коллективном труде у мощных машин... И где-то между Прохором и и Степаном работает в тайге Федор Потанин – старый «золотишник», не примкнувший твердо к той или другой стороне.
Идейный конфликт, на котором построена пьеса – это столкновение трех характеров. Прохор, человек живущий в старом и чуждом нам мире мыслей и чувств, человек наживы, противостоит Федору Потанину, таежнику старой закваски, многого еще не понявшему, но чутьем боевого партизана угадывающего, что путь, избранный сыном, - правильный путь.  Федор Потанин в изображении арт. Пантюшева сильный человек, до последней капли крови готовый биться за свою страну, но не находящий в себе сил, чтобы отказаться от привычного образа мысли и жизни. И обоим старикам противостоит Степан Потанин, сын Федора, идущий на разрыв с отцом во имя нового, невиданного еще стариками размаха созидающего труда...
Авторы ставят интересную и ответственную проблему на близком нам материале, ставят ее, надо сказать, избегая прямолинейности в развитии центральных образов, пытаясь в реалистической обстановке показать своего героя.
Но авторам не всегда это удается. Дистлер и Филимонов стараются показать всестронне личность Степана Потанина, во всех сферах егодеятельности, но, ограниченные рамками произведения, вынуждены перегружать событиями пьесу. Выглядит искусственным и не подготовлен момент рождения «потанинского» движения, момент кульминационный для развития пьесы. Сцена в забое чрезвычайно слаба: язык героев сухой, нарочито-плакатный, они бесстрастно переговариваются, а действия, движения в сцене нет, несмотря на шум и световые эффекты.
«Золото» страдает недостатками общими для многих наших пьес – обилием действующих лиц, без четко выраженных характеристик, персонажей вроде стандартного инженера Кольцеватого и дезорганизатора Щербака. Совершенно непонятный образ активистки Красного Креста, шаржированный и даже несмешной. Режиссура спектакля не только не исправила недостатка пьесы, но и усугубила его чрезвычайно развязным исполнением артистки Голубовской.
Неуместным нам кажется сохранение в пьесе «актера», надоевшего традиционного комика из «падших русских интеллигентов».
На фоне конфликта Потаниных и развития стахановского движения на прииске «Тихий» развертывается история личных отношений Степана с инженером Галиной Полевой и Нюркой.
Надо сказать, что в пьесе конфликт идейный и конфликт чувств разорваны, а любовь Степана и Галины, жизненно оправданная, написана невыразительным языком. Излишняя декламация и надуманные осложнения как бы созданы авторами для поддержания интереса к жизни Степана Потанина. Может быть, поэтому таким слабым и бесцветным вышел у артистки Урухиной образ женщины-инженера. Трудно поверить, чтобы эта суховатая и преувеличенно строгая женщина могла стать подругой такого человека, как Степан. Нельзя не согласиться и с трактовкой образа Нюрки. Зачем артистке Ростовой понадобилось играть любовь умной и простой девушки с ложно-классическим пафосом? Художественно не оправдан уход Нюрки на учебу. Здесь авторы в плену банальности.
Слабым и лишним в пьесе выглядит Барков. Он действует и говорит по навязанному извне плану, высказывает прописные истины.
По-настоящему радует зрителя Степан Потанин в исполнении артиста Ситко. Обаятельный и волевой человек, богато одаренный природой, любящий труд и жизнь, человек больших чувств – таким рисует Ситко образ своего героя. С большим тактом артист показывает развитие этих качеств, по мере сближения Степана с новым социалистическим производством, с людьми из советского рудника. На глазах у зрителя из молчаливого и неловкого, презирающего «хозяйское золотишко», человека вырастает рабочий напряженного действия и взволнованного труда.
Искренне проводит Ситко последние сцены, достигая большого эмоционального воздействия приподнятой подачей монологов в последних двух картинах. Ситко умело проводит своего героя через сцены объяснений с Полевой, скрываясь в трудные минуты, когда авторы подводят его скверным текстом, за ироническую усмешку.
Режиссерская трактовка «Золота» (режиссер Боганов) не вызывает особых возражений, хотя может режиссеру и следовало бы отказаться от излишне натуралистических приемов изображения современных старателей. К чему было выдумывать «велосипедное чудо», раздирать платье на кассирше в кино? Или доверчиво и в большинстве некстати повторять за авторами особенности сибирского говора «однако» и «чо»?
Оформление художника В. Лебедева искусно передает величественность и простор тайги.
Бор.  Маркус».
("Восточно-Сибирская правда", 1941, № 30 (6, февраль), с. 4).

пятница, 5 февраля 2016 г.

"Я не брал фотографий. В дороге на что они мне..."

"... И опять не возьму их. А ты, не ревнуя,
На минуту попробуй увидеть, хотя бы во сне,
Пыльный пол под ногами, чужую палатку штабную".


75 лет назад любили мудохать друг друга на потеху партии и правительству советские писатели:
 «Образ советского человека в современной прозе
Заключительное слово Ф. Левина
... Художник должен быть страстным человеком, убежденным, учителем жизни, но хорош этот убежденный, страстный писатель, если он не может пробиться через требования плохого редактора.
Почему мы восторгаемся Стахановым, Ефремовым? Почему мы призываем подражать этим людям, но не ставим перед собой вопрос о том, что такое Стаханов в литературе?
Быть стахановцем в литературе – это значит быть новатором, это значит преодолевать препятствия...
... Стаханов не только разработал свой метод, но и сломал  те препятствия, которые возводились на его пути косными, бюрократическими людьми, не говоря уже о вредителях.
Здесь речь шла о Симонове. По-моему, его поведение в истории с пьесой было оценено слишком мягко.
Я уважаю Симонова за его стихи, но я должен сказать, что то, что он проделал со своей пьесой, или, вернее, то, что он позволил делать со своей пьесой, - это вещь совершенно позорная. Он написал пьесу, в которой жена уходит от мужа, затем ему сказали, что мы стоим за крепкий брак, поэтому надо, чтобы жена не уходила от мужа. Он переделал, и жена не уходит от мужа. Это значит, что он в эту пьесу не вложил ни глубокой мысли, ни страсти, что все написанное было ему недорого.
Добродетелью писателя была и будет уверенность в правильности и необходимости того, что он пишет. Если ее нет, поработай сначала, если сомневаешься, переделай еще раз. Но если ты – учитель жизни, если ты считаешь, что написанное тобой верно, полезно делу социализма, ты должен отстаивать просто зубами то, что написал...»
("Литературная газета", 1941, № 6 (9, февраль), с. 5).

четверг, 4 февраля 2016 г.

"Нам нужно, чтобы Родина цвела..."

"...Чтобы хлеба, как море, бушевали,
Чтоб жизнь еще прекраснее была,
Чтоб улыбался нам великий Сталин!"



70 лет назад в СССР каждому хотелось заняться агитацией:
 «Воины-агитаторы.
В нашей воинской части создан свой избирательный участок. Партийная организация выделила в каждое подразделение агитаторов и, повседневно руководя ими, тщально готовит воинов-избирателей ко дню всенародного праздника – 10 февраля. Но наши агитаторы не замыкаются в рамках своей части. В помощь городскому избирательному участку № 57 мы выделили дополнительно 7 агитаторов для постоянной работы среди населения. К каждому из них прикреплено по 2-3 дома, где вот уже 2 месяца, по несколько раз в неделю, проводятся беседы о величественных победах Красной Армии, о Сталинской Конституции и избирательном законе, о кандидатах Сталинского блока коммунистов и беспартийных.
Радушно встречают жители своих агитаторов – офицеров Архангельского и Страшнова, сержантов Докольцева, Наполова, Комарова и других. И нередко соседи, к которым не прикреплены постоянные агитаторы, ласково приглашают воинов к себе...
... Интерес к беседам повсюду огромный. Вопросы задают и стар, и мал:
- Как там, сынок,- спросила одна домохозяйка,- не повесили еще этого толстого Геринга? А то газеты нет, боюсь, как бы не прозевать.
В другой квартире агитатор спросил старушку:
- Бабушка, а ты знаешь, за кого голосовать будешь?
- За Сталина-батюшку, за Сталина.
- Нет, бабушка, за Сталина в Москве голосовать будут, а мы за тт. Ефимова и Бенедиктова.
- А хоть и за Бенедиктова, все равно за Сталина выйдет. Он всюду добрых людей видит, и мы ему подходящих выберем. Ему плохих помощников не нужно.
В квартире избирателей Станиславских, по национальности цыган, агитатора встретила куча черноголовых ребятишек. На каждый вопрос бойцов они наперебой, прежде взрослых, громко отвечали и о том, когда день выборов, и за скольких кандидатов будет итти голосование на участке, и называли фамилии этих кандидатов. Мать, смеясь, останавливала их: «Вы бы помолчали, а то люди подумают, что мы не знаем»...
М. Миронович».
("Восточно-Сибирская правда", 1946, № 26 (3, февраль), с. 3).

среда, 3 февраля 2016 г.

"Пой, гармошка, разливайся..."

"... Славь колхозные дела.
На подъем всего хозяйства
Курс нам партия дала".



70 лет назад некоторые советские колхозники норовили даже встречу с кандидатом в депутаты превратить в пьянку:

«В. Малышев
Встреча с кандидатом

Январский день. Снег искрами мерцает,
Куржак *) убрал деревья в серебро,
С утра колхоз таежный ожидает
Приезда гостя знатного в село.
За ним коней послали самых бойких,
Таких, что ветру даже не догнать,
А вызвался нарядной птицей-тройкой
Орденоносец-конюх управлять.
С утра хозяйки печи затопили,
От них на шаг боялись отходить,
Пекли чего-то, жарили, варили,
Чтоб за столом себя не осрамить.
Доярка Пелагея Ильинична
Своим подругам разъясняла так:
- Коль угощать – так надобно отлично,
Не чем попало и не кое-как!
И молодежь без пользы не сидела,
Веселый труд для молодежи люб,
По-дружному взялась она за дело:
Принарядить, убрать колхозный клуб.
               ***
Всяк в этот день усердствовал, старался,
Лишь только-б гостю лучше угодить,
И даже баню кто-то догадался
Пожарче, по-сибирски протопить.
Под вечер все на улице сияло,
Похорошело каждое крыльцо,
У входа в клуб с портрета улыбалось
Вождя простое, мудрое лицо.
И в час, когда в размете снежной пыли,
Примчалась тройка с гостем дорогим,
Колхозники уже готовы были
Для встречи, теплой задушевной с ним.
В тот вечер долго клуб сверкал огнями.
За свой колхоз был каждый горд и рад:
Ведь толковал сегодня с земляками,
Не кто нибудь – народный кандидат!
В селе его еще мальчонкой знали,
И помнят все, как парня-сироту
Учиться в дальний город отправляли,
Осуществлять заветную мечту.
И вот теперь он стал ученым знатным,
От всей страны ему теперь почет...
- Такого, прямо, выбирать приятно! –
О кандидате говорил народ.
А дед столетний Прохор Спиридоныч
Родному гостю с важностью сказал:
- Лета, товарищ, у меня преклонны,
Но я душой пока еще не стар.
Я сам себе отлично цену знаю.
Я на веку не мало повидал,
И власть свою серьезно выбираю,
Как зятя в дом, когда-то, выбирал.
Ну и тебя наметил в кандидаты
Не просто так, не за чины твои, -
За то, что ты – наукою богатый,
За то, что ты – из нашенской семьи.
Тебя, я знаю, партия растила,
Народ тебя отметил по делам,
А за такого внука или сына
Я голос свой с готовностью отдам!
- И я отдам! – сказал Егор Коптелов.
- Отдам и я! – сказал Егоров сват.
- Все отдадим! – собранье загудело, -
- Уверен будь, товарищ кандидат!
- Ты свой для нас!
- С тобой мы вместе жили!
- Тебя мы будем, значит, выбирать!..
Потом столы колхозники накрыли
И пригласили ужин начинать.
Густого пива, сладкого, хмельного,
Всем, по порядку, поднесли они.
Был первый тост – за Сталина родного,
Второй – за процветание страны.
И за победу выпили, конечно,
За частный труд, за урожай большой,
За землю ту, которую навечно
Колхозам дал родной, советский строй!
______________
*) Куржак  - местное название инея.

("Восточно-Сибирская правда", 1946, № 26 (3, февраль), с. 3).

вторник, 2 февраля 2016 г.

"Занялася заря расписная, выхожу за околицу я..."

"... С добрым утром, сторонка родная,
Дорогая Отчизна моя!"

65 лет назад советских людей сильно беспокоили залежи неведомо где всевозможных продуктов и промышленных товаров :
 «Навести порядок в торговой сети ОРСа
... «Самоторможение» потока товаров от базы до магазинов создает огромные залежи, что приводит к порче ценнейших продуктов.
Пожалуй, самой значительной причиной, повлекшей к ухудшению торговли, является отсутствие в системе ОРСа устойчивых, постоянно повышающих свою деловую квалификацию кадров. В ОРСе не привыкли работать с кадрами и воспитывать их.
Дисциплина среди торговых работников на крайне низком уровне. Об этом свидетельствует целый ряд примеров. Для 42-го магазина построили киоск. Семь дней ходила вокруг него заведующая магазином т. Егорова, а открыть ларек не могла, видите ли, только потому, что исчез... дверной ключ. В этом же магазине неделю бездействовал мясной отдел из-за отсутствия продавца.
Недавно произошел особенно возмутительный случай, лишний раз свидетельствующий об отсутствии элементарной системы в организации работы товарной базы и торгового отдела. В конце декабря 1950 г. была получена в контейнере партия товаров. Контейнер не был вскрыт в присутствии специальной комиссии. Для приемки прибывшего товара были натравлены товаровед Носенко и экспедитор Моссальский. Заведующий торговым отделом т. Давыдов удосужился поинтересоваться результатами их «работы» через... 20 дней и тут только обнаружилась «недостача» большой посылки карманных часов.
На сутки с опозданием выехал в Челябинск для приема 80 тысяч штук мандарин работник торгового отдела Трухачев и, конечно, опоздал—мандарины были переданы другой торговой организации. Такая же участь постигла и предпринятую «экспедицию» за ватой в Куйбышев.
Дело в том, что блюсти дисциплину среди торговых кадров было некому. Руководство торгового отдела фактически было обезличено—в течение года там сменилось четыре заведующих. Да и сам начальник ОРСа т. Фаттахов, хотя и числится в этой должности с сентября минувшего года, но в действительности по всевозможным причинам не работал около трех месяцев.
Надо навести строгий порядок в торговой сети ОРСа и чем скорее это будет сделано, тем больше будет результатов в его работе.
П. Орехов».

понедельник, 1 февраля 2016 г.

"Та цель недалеко. И срок уже близок..."

"... И Сталин ведет нас вперед.
И бродит уже по Европе не призрак,
А явь коммунизма встает!"


65 лет назад советские люди любили скоротать свободный вечерок в агитпункте: 

"Дмитрий Смирнов
В агитпункте

Сегодня людно здесь,

И ярок свет огней.
То вспыхнет дружно песнь,
Гармонь завторит ей.

То парень выйдет в пляс,
Девчата встанут в круг –
Пойдет, пойдет тотчас
Присвист, притоп, пристук...

То радио включат,
И говорит Москва.
Уверенно звучат
Трибунные слова.

За мир, за мир, за мир
Народы всех держав!..
И слушают эфир,
Дыханье задержав.

Встал лектор у стола,
Покрытого сукном...
И тишина прошла
В избе и за окном.

Он говорил... И здесь
Был слышен волн прибой –
Реки великой песнь
Звучала над страной.

Огни зажжет река
Невиданных свечей
И станет всем близка
Сиянием огней.

Каналы средь пустынь
И средь степей пройдут.
Сады взрастут густым
Цветеньем там и тут.

Творится коммунизм
Народами страны.
Заторопилась жизнь
Дорогами весны.

Глаза людей простых
Смотрели на портрет.
На близкие черты,
Родные с детских лет.

Он улыбался... Вдруг
Все встали с мест своих,
Как будто вождь и друг
Сюда вошел на миг".

("Смена", 1951, № 3 (февраль), с. 8).

суббота, 30 января 2016 г.

"Наклоняется девочка с тонкой косой..."

"... Над четвертой, над черной, как ночь, полосой.
Ветер горя и смерти ей дышит в лицо:
Интервенты Сеул захватили в кольцо...
Песня грозная ходит по руинам, в дыму...
Ей ни пуля, ни штык не прикажут: «Молчи!»,-
Потому что народ не убить никому
И Корею сломить не вольны палачи".



65 лет назад все мысли советских людей были о мире:

«Два солдата.
Александр Коренев, участник предстоящего совещания молодых писателей.

Стоят они,
Один – в железной каске,
Второй – в зеленой шапке до бровей,
Оставив постаревших матерей,
Один – в Пекине,
А другой – в Небраске.

Два рядовых, два парня из народа,
Что родились в одном и том году, -
Как тьма и свет,
Как рабство и свобода,
Стоят у всей планеты на виду!

Один, чужие земли отнимая,
За плату подрядился на войну.
Другой – по доброй воле из Китая
Пришел сражаться в братскую страну.

За ним – его великие просторы,
За правый мир
Он вышел в смертный бой...
И, дрогнув, отступает тот, который
Не знает этой силы за собой.

Тушонку и гранаты сунув в ранец,
Он шел и жег и грабил все дотла,
Он далеко забрался, иностранец,
Но гибель черная его нашла.
Конец!
В лохмотьях летнего мундира
На снежном пустыре чужой страны -
Лежит
Растрелянный солдатом мира
Солдат войны!»

("Литературная газета", 1951, № 12 (30, январь), с. 3)

пятница, 29 января 2016 г.

"Солнце с лаской улыбается садам..."

"... Кто ж то солнце? То любимый и родимый
Сталин наш! Он в этот час неповторимый
всем принес тепло – и людям, и плодам, -
я ему отдам
голос мой свободный, верный, неделимый".
  


65 лет назад в СССР в передовом ряду продолжал идти маститый Павло Тычина:
 «Е. Долматовский.
Поэзия вечной молодости.

Богата и разнообразна украинская советская поэзия. В передовом ее ряду уже много лет идет Павло Тычина – поэт очень простой и очень сложный, поэт яркой индивидуальности. Отдельные его стихи могут нравиться больше или меньше, но их всегда узнаешь и отличишь среди стихов других поэтов.
Только что вышла новая книга поэта на русском языке – «За Сталина, за Родину, за мир!».
Перед нами светлый поэтический мир Тычины. Публицистика входит в его стихи совершенно естественно, ибо в его творчестве, как и в творчестве каждого большого советского поэта, предметом поэзии становится все, что волнует советского человека.
Проникновенны стихи Тычины о товарище Сталине.
«Прими же сердца наши в сердце твое!», - обращается Тычина к товарищу Сталину, в краткой поэтической формуле утверждая единство вождя и народа...
... За плечами у маститого украинского поэта долгий и сложный путь. Но чувство общности с народом, близость поэзии Тычины к народному творчеству помогли ему стать поэтом-трибуном.
В лучших своих книгах – «Партия ведет» и «Чувство семьи единой», проникнутых пламенной, страстной публицистикой, Тычина радует своей удивительной способностью превращать слова в музыку. Обращение Тычины к избирателям (поэт является депутатом Верховного Совета СССР и сейчас вновь выдвинут кандидатом в депутаты Верховного Совета Украины) подобно народной песне:
         Кандидатом назван вами –
         и всегда, везде, повсюду
         не словами, а делами
         я отчитываться буду.
         Верно, искренне, правдиво
         стану я служить народу...
В этом радостном, вещном наполнении жизни – неповторимая и особенная прелесть стихов Тычины.
Одним из лучших произведений новой книги кажется нам стихотворение «Над Брянскими лесами». Поэт описывает мирный полет из Москвы в Киев. В самолете знаменитый Ковпак рассказывает о своей встрече с товарищем Сталиным. А звенящее «небо-бирюза», долины и леса, проплывающие внизу, все время врываются в разговор, ведущийся в самолете. Пейзаж органически слился с повествованием, с мыслью о торжестве нашей победы.
Можно бы много и подробно говорить о пейзаже и природе в стихах Тычины. Немало стихов написали поэты о море, и когда раскрываешь ту страницу книги, где начинается стихотворение «Море повествует», поначалу можешь обмануться: побывал-де поэт на солнечном юге нашей страны и написал обычное лирическое стихотворение с морским пейзажем. Но тот, кто хорошо знает Тычину, не будет обманут: он услышит разговор поэта с морем, волны которого прокатились по всему миру:
    И море рокочет: -Привыкло я к свету,
    глаза открываю – весь мир наяву...
    В Европе туманно. Виновных к ответу!
    О них расскажу я, их всех назову.
Поэт разговаривает с волнами, что бились о берега Америки, омывали берега Азии. Сравнение моря с народом, вдохновенные строки о море, подобно народу не знающем унынья и застоя, завершают это стихотворение.
К числу подлинных поэтических удач Тычины следует отнести и его стихи об Англии – поэт присутствовал в Британии на Конгрессе в защиту мира...
... Новая книга Павло Тычины – сборник очень взволнованных, очень молодых и сильных стихов. Широта и разнообразие тем и образов характерны для этой книги. Правда, не все темы широко и подробно раскрыты: иногда они лишь намечены, и вызывает досаду отсутствие продолжения, развития их. Слишком скупо представлена, например, тема встреч с шотландскими горняками и польскими рабочими.
Радостно, что наша советская поэзия секретом вечной молодости. Свидетельство этого – книга «За Сталина, за Родину, за мир!» Павло Тычины».
("Литературная газета", 1951, № 11 (27, январь), с. 3).

четверг, 28 января 2016 г.

"Костел, особняки, еще костел..."

"... Пустых домов визжащие ворота.
Но вот ты наконец нашел, нашел,
Тебя по-русски окликает кто-то".


60 лет назад в СССР культработники не бездействовали:
«В костеле.
 Заутреня. Певчие смолкли.
Под сводами сумрак разлит.
И падают ниц богомолки
на холод истоптанных плит.
 Окутан безмолвием клирос,
и женщины стынут у стен.
С колен мы подняли полмира
и их мы поднимем с колен.
 Гр. Канович,
Вильнюс».
("Литературная газета", 1956, № 12 (28, январь), с. 2).

среда, 27 января 2016 г.

"Я голос отдал за наших друзей, за наших лучших людей..."

"...Я голос отдал за торжество
Высоких наших идей,
За наши песни крылатые,
За наш нерушимый строй, -
Первому Кандидату
Отдал я голос свой!"


65 лет назад в СССР первый рейс в коммунизм медленно, но верно приближался к своей середине:
 «Сергей Феоктистов.
Всенародный кандидат.

За окнами металась злая вьюга
И трескалась от холода земля.
В то утро
                   у  державного руля
Товарищ Сталин встал на место друга.

По-ленински,
уверенно и строго,
Тем курсом, что учителем был дан,
Тернистой, неизведанной дорогой
Повел корабль бесстрашный капитан.

Крепчала над Россией непогода,
Десятибалльный ветер бушевал.

Не дрогнул в сталинских руках штурвал,
Корабль державный не замедлил хода.

Прозорливы глаза у капитана
И безотказен компас – ленинизм.
 По беспокойным водам океана
Ведет он полным ходом неустанно
Корабль наш первым рейсом в коммунизм.

И видят окрыленные народы,
Как, оставляя позади века,
Проходит он и бури и невзгоды,
И цель заветная уже близка.

И потому с такой любовью снова
Мы называем,
                                 гордостью полны,
Прославленное имя рулевого,
Испытанного кормчего страны.

За все,
что в песне прославляем вольной,
Чем каждый молод,
                                         знатен и богат:

От гор Курильских
                                                 до Невы раздольной

Он нынче  - всенародный кандидат!»

("Советский Сахалин", 1951, № 22 (26, январь), с. 3).