понедельник, 25 мая 2015 г.

"И на эти-то дива глядя, как маниак..."

"... Кто-то пьет молчаливо
До рассвета коньяк.
Уж над ним межеумки
Проливают слезу.
На шестнадцатой рюмке
Ни в одном он глазу".


65 лет назад чувство меры отказывало порой даже советским экспедиторам:
 «Искоренить хищения и растраты в торгующих организациях.
... В облрыболовпотребсоюзе не уделяется должного внимания правильному оформлению первичных документов: отвесов, фактур, приемо-сдаточных актов и т.д. Этим обстоятельством и пользуются пробравшиеся  материально ответственным должностям любители легкой наживы.
Народным судом второго участка Невельского района осужден Федотов, который , работая экспедитором Горнозаводского рыбкоопа, расхитил товаро-материальных ценностей на 49.774 рубля.
Федотов 24 декабря 1948 года получил с Холмской базы рыболовпотребсоюза по фактуре большую партию товаров, в числе которых находились 36 ящиков с коньяком в количестве 909 бутылок. Воспользовавшись тем, что в фактуре не было указано количество бутылок в 36 ящиках, и общая стоимость коньяка не вошла в размер стоимости всей партии товаров, Федотов похитил 407 бутылок коньяка...
С. Экслер, член Сахалинского областного суда».
("Советский Сахалин", 1950, № 120 (23, май), с. 3).

воскресенье, 24 мая 2015 г.

"Высоко орёл летает, не смыкая зорких глаз..."

 "... Далеко солдат шагает, 
Если дан ему приказ". 

60 лет назад некоторые авторы классических советских произведений о безродных космополитах успешно переключались на более подходящую к новым руководящим импульсам муру:
«Театр.
«Персональное дело».
Отшумели бурные аплодисменты после премьеры, спектакль перешел в «рядовые», как говорят обычно в театре, а интерес зрителей к нему не уменьшается. Что же определило активную сценическую жизнь его?
Пьеса Александра Штейна «Персональное дело» - пьеса правдивая, смелая, хотя и не лишенная художественных просчетов. Драматург ведет взволнованный разговор о внимании к людям в нашем обществе, о требовательности и доверии к советскому человеку, о партийной бдительности, подлинной и мнимой. Эту большую тему ярко несет и спектакль Иркутского облдрамтеатра, поставленный заслуженным артистом РСФСР М. А. Куликовским.
Инженера Хлебникова исключили из партии. Исключили из партии честного коммуниста, человека, вся жизнь которого была тесно связана с партией. Всегда стоял Хлебников на «направлении главного удара», не прятался в кусты от трудностей. Но встретился на его пути некий Полудин, шкурник, авантюрист с партийным билетом в кармане. Полудин пытался использовать Хлебникова в своих интересах – не вышло. Тогда, спекулируя понятием «партийная бдительность», выдергивая и «сопоставляя» ничего не значащие сами по себе фактики, Полудин сумел создать персональное дело о Хлебникове, обмануть коммунистов, убедить их в тяжкой вине Хлебникова. Борьба Хлебникова и за Хлебникова – движущая пружина всего спектакля.
Однако сводить все дело к разоблачению Полудина значило бы искусственно сузить рамки спектакля, приглушить публицистическое звучание его. Замысел режиссера был гораздо шире. Для М. А.  Куликовского ведущим, основополагающим моментом явилось светлое, жизнеутверждающее начало в пьесе. Атмосферу спектакля определяют моральное мужество, выдержка его положительных героев, неизбывная человеческая красота их,  великая вера в Коммунистическую партию, которую нельзя обмануть.
В толковании театра дела коммуниста Хлебникова вылилось в важный принципиальный разговор о значении партии в жизни каждого советского человека. Партия в спектакле встает как живое олицетворение справедливости и чуткости, силы и могущества Родины. Отношение героев спектакля к партии, независимо от того, коммунисты они или беспартийные, как нельзя лучше характеризуют не только политическое лицо их, но и морально-этические качества. Поражение Полудина воспринимается в спектакле как неизбежное, типичное для нашей партии, для социалистического общества торжество правды, торжество истины.
Театр убеждает нас: в конечном счете разоблачение личности, подобной Полудину, неизбежно. Нет в советском обществе для них достаточной питательной среды. Но кое-где они еще существуют, мутят воду, прячутся за частоколом цитат и лозунгов, используют в корыстных целях свое служебное положение и пребывание в партии. Полудины умеют отлично маскироваться, и борьба с ними нелегка. В спектакле Иркутского облдрамтеатра пафос этой борьбы неразрывно сливается с пафосом победы нового над старым, чуждым нашему обществу.
Режиссер и исполнители пошли по трудному пути, но, думается, единственно верному, решая пьесу А. Штейна как произведение психологическое. Это позволило глубоко воспроизвести на сцене правдивый, жизненный конфликт пьесы, создать полнокровные живописные характеристики большинства персонажей.
И здесь, прежде всего, хочется сказать об Алексее Кузьмиче Хлебникове в исполнении артиста А. Н. Терентьева. Хмурый, озабоченный появляется он в дверях квартиры. Резковат с падчерицей Марьяной, уклоняется от откровенного разговора с женой. Весь напряжен, собран, замкнут. Глухим, обесцвеченным голосом, с трудом произнося слова, признается он своему старому другу Черногубову: «Меня вчера из партии исключили».
Ощущение кровного родства с партией, невозможность жить, дышать вне рядов ее – вот что определяет все поведение Хлебникова – Терентьева. Актер вместе со своим героем, через него, страстно, непримиримо выступает против наглой лжи Полудина, облаченной в «марксистскую» фразеологию, против формалистического, казенного отношения к людям, свойственного Дергачевой, против трусости политического обывателя Колокольникова. Он концентрирует внимание зрителей на душевной жизни Хлебникова, на его раздумьях и, главное, на его вере, вере в человека и коммуниста в большую правду своей партии.
Актер не прячет жгучей боли, горечи, переполняющей душу его героя. Но Хлебников в спектакле не бывает жалким. Влюбленный в свое дело инженер-творец, натура сильная, волевая, он несет типические черты наших современников. Поэтому судьба Хлебникова так близка зрителям, сидящим сегодня в зале театра.
Тема доверия к человеку, доверия требовательного, неразравного с партийной бдительностью, стала лейтмотивом образа капитана первого ранга Черногубова. В пьесе этот персонаж во многом кажется специально привезенным автором в Москву, чтобы помочь Хлебникову. В спектакле Иркутского театра органичное, искреннее исполнение заслуженного артиста РСФСР Н. И. Харченко сгладило некоторую нарочитость образа...
... Мы знакомимся с семьей Хлебникова в тяжелые для нее дни. И не только дни – Алексей Хлебников восемь месяцев считался вне партии. Эти долгие, страшные месяцы не могли пройти бесследно для семьи Хлебникова и, прежде всего, для его падчерицы Марьяны и сына Павлика.
Роль Марьяны в спектакле исполняют две актрисы. Радует, что каждая исполнительница прочла роль по-своему, создала свой оригинальный образ, органично живущий в ансамбле спектакля.
Героиня М. В. Бойко очень молода, непосредственна и в горе, и в радости. Жизнь еще не требовала от нее серьезных раздумий. Раздумья эти возникают сейчас, на глазах у зрителей, она даже не говорит, а выплескивает Хдебникову все, что накипело на душе. В обиде ее за отчима много детского. Суровый упрек Хлебникова («На кого ты обиделась? На партию обиделась»?) она слушает притихшая, стараясь всем сердцем понять и принять глубокую правду отчима. К финалу спектакля Марьяна – Бойко приходит повзрослевшей, много передумавшей. Объяснение ее со Степаном овеяно хорошей поэтичностью.
Марьяна в исполнении К. И. Мыльниковой кажется серьезнее, сосредоточеннее, взрослее. Исключение отчима из партии для нее, пожалуй, большая трагедия, чем для Марьяны – Бойко.  К. И. Мыльникова наделила свою героиню хорошей страстностью, целеустремленностью. Жаль только, что актриса порой злоупотребляет контрастными красками. Отсюда излишняя резкость при встрече с Черногубовым, отсюда же чуждые Марьяне повелительно-капризные нотки в разговоре со Степаном.
Просто, живо играет артист В. П. Егунов роль Павлика.
Кто же противостоит в спектакле Хлебниковым, Черногубову, всем честным советским людям? Против кого направлено разоблачающее острие спектакля? Конечно, прежде всего, против Полудина. И здесь для режиссера особенно важно соблюсти необходимые жизненные пропорции, чтобы не пришлось стрелять «из главного калибра – по нырку», как говорит Черногубов. Другими словами, конфликт пьесы «Персональное дело» прозвучит в полную силу только в том случае, если яркой, волевой личности Хлебникова будет противостоять по-своему крупная личность Полудина. И театр сумел добиться этого.
Полудин в спектакле (артист А. П. Тишин) выглядит весьма представительно – щеголеватый человек средних лет, с аккуратными седыми височками, дорогим портфелем в руках. Он самоуверен, даже нагл: слишком долго и слишком много сходило с рук этому Полудину. Моральные пощечины, которые получил он от инженера Быковой, а потом от Александры Ивановны, не смущают Полудина – Тишина: тонкими вещами из области чувств полудиных не проймешь. А вот Хлебников в Челябинске – это хуже! И в истерическом звонке Полудина в Челябинск не только раздражение, где-то в глубине мерзкой полудинской душонки шевельнулся страх. Уверенно, даже дерзко ведет себя Полудин – Тишин и в сцене у партследователя Малютиной. Но артист почти неуловимо, в дальнем подтексте, показывает, что бравада его героя совсем не от уверенности. Полудин теряет почву под ногами...
... Неровна, на наш взгляд, работа заслуженной артистки РСФСР Г. А.  Крамовой над ролью секретаря партийного бюро Дергачевой. Актриса уже в первой картине спешит разоблачить и осудить Дергачеву, набрасывает краски торопливо, жирными мазками, нарушая цельность внутреннего рисунка образа. И в то же время психологически точно, верно проводит актриса серьезную трудную сцену в кабинете партследователя. Доверчиво, с горькой улыбкой слушает она Малютину, утверждающую красоту человеческих отношений в нашем обществе, счастье душевной близости. Актриса тонко дает понять зрителям, что история с персональным делом Хлебникова разбудила в ее героине новые мысли...
... Особняком в спектакле, как впрочем и в пьесе, стоит дядя Федя, несмотря на яркую, интересную актерскую работу А. А. Павлова. Режиссер еще более усугубил это впечатление неудачными мизансценами в последнем акте: вся семья собралась вокруг счастливого Хлебникова, а дядя Федя почему-то одиноко, как чужой, сидит у дверей.
Не хватает внутренней силы, убежденности актрисе Ю. В. Уральской в роли партследователя Малютиной. Не повезло в спектакле и молодому инженеру Быковой. Актриса Д. В. Попова в этой роли неоправданно резка, нервозна.
Оформление спектакля художника В. Н. Лебедева помогает воплощению замысла режиссера. Темный, с претензией на роскошь кабинет Полудина отлично характеризует его хозяина. Полны света, солнца панорамы Москвы...
Н. Флавианова».
("Восточно-Сибирская правда", 1955, № 120 (22, май), с. 2).

суббота, 23 мая 2015 г.

"Врубмашина завода Кирова соль грызет..."

"... Столько соли за смену вырыла,
что и поезд не увезет!"



65 лет назад советские люди считали, что где-где, а на складах все есть:
«Всесторонне удовлетворять запросы покупателей.
С каждым месяцем в г. Красногорске торговые организации заметно улучшают свою работу: открывают новые магазины и ларьки, организуют торговлю с лотков. В торговой сети имеется достаточно широкий ассортимент промышленных и продовольственных товаров.
Но есть и существенные недостатки в работе торгующих организаций города. Зайдите в любой магазин и ларек и вы нигде не найдете соли. И это в то время, когда соль в большом количестве лежит на складах Красногорска.
Не так давно привезли в Красногорск керосиновые лампы и ламповые стекла, но никто их не покупает потому, что лампы десятилинейные, а стекла – семилинейные.
Г. Носков.
г. Красногорск»
("Советский Сахалин", 1950, № 120 (23, май), с. 3).

пятница, 22 мая 2015 г.

"Расцветает степь лесами, а в лесах поля цветут..."

"... Это сделали мы сами,  
Это наш великий труд".

Прошло девяносто месяцев с того дня, как начали мы покупать и продавать ценные бумаги на рынках США, имея на своём счету $5000. Стоимость нашего портфеля на 1 мая 2015 года составляет $18490:


Остаток наличных на 1 мая 2015 года составляет $2375:


Итак, наш счёт на 1 мая 2015 года мы можем оценить в $20865, что означает увеличение счёта за апрель на $824, или на 4.1%. С начала 2015 года счет уменьшился на $541, или на 2.5%. С 8 ноября 2007 года по 1 мая 2015 года счёт увеличился на $15865, или на 317%. 

четверг, 21 мая 2015 г.

"В несметном нашем богатстве слова драгоценные есть..."

"... Отечество,
Верность,
Братство,
А есть еще совесть, честь".
  

65 лет назад в СССР лауреатами становились за повести большой жизненной правды:
«Произведения лауреатов Сталинской премии.
«Алена Фомина».
Колхозное движение, указывал товарищ Сталин в своем выступлении на Первом Всесоюзном съезде колхозников-ударников, выдвинуло множество способных, замечательных женщин-крестьянок на руководящую работу. «...Женщины давно уже продвинулись из отсталых в передовые. Женщины в колхозах – большая сила».
Эта именно мысль и лежит в основе произведения Александра Яшина поэмы в стихах «Алена Фомина», удостоенного Сталинской премии второй степени. В центре повествования – образ Алены Фоминой, председателя колхоза, умной, волевой и энергичной женщины, пламенной патриотки Родины...
... Уже с первых страниц повести читатель видит в лице Алены Фоминой заботливого, жизнерадостного, неутомимого организатора, вникающего во все стороны колхозного труда. Большевистская деловитость, непримиримость к недостаткам, чуткое, внимательное отношение к людям – вот те благородные качества, характеризующие стиль ее руководства колхозом...
... Но вот приходит радостная весть: возвращается в родное село фронтовик Николай Козлов – бывший председатель колхоза. Наконец-то, думает Алена, она передаст управление артельным хозяйством в надежные мужские руки...
... Однако Козлов не оправдал надежд Фоминой. Вернувшись с фронта, он мечтает о тихом отдыхе без свиста пуль и «дыма-пороха», о долгожданном «уюте» деревенской жизни. Не по душе Алене дачные настроения Козлова, и уж, конечно, не может быть и речи о доверии ему высокого поста руководителя колхоза. Самое большое, на что могли пойти колхозники, - предложить Козлову должность кладовщика. Однако и здесь Козлов работает без особого рвения, с ленцой. Хуже того, он попадает под влияние пьяницы и спекулянта Никиты Серых.
Козлов не прислушивается к голосу Алены и всего коллектива, осуждающего его поведения. Не найдя ни у кого из односельчан сочувствия и не желаю признать и исправить своих ошибок, он решает уйти в другой колхоз. По дороге Козлов впервые серьезно задумывается над своим поступком:
«И росла, росла в груди
На себя досада:
Как на дело ни гляди –
Жил не так, как надо».
Еще больше убеждается он в своей неправоте во время беседы с секретарем районного комитета партии.
«Секретарь райкома сам
С год как с фронта воротился,
И ко всем фронтовикам
Ныне, как к своим друзьям
Закадычным, относился:
Все – его однополчане
(Секретарь и сам был ранен),
Коммунист иль нет – к нему
Шли по делу по любому,
Как солдаты к своему
Командиру боевому».
Терпеливо, в дружеской непринужденной беседе, разъясняет секретарь райкома Козлову его заблуждения:
«- Не забывай отныне об одном:
В бою, в колхозе, в городе ль каком
Ты, с орденом, - актив советской власти».
Глубокий, неизгладимый след оставил этот разговор с секретарем райкома партии в душе Козлова. Он возвращается в родной колхоз с твердым намерением – искупить свою вину перед односельчанами честной, самоотверженной работой. И мы видим дальше, с каким рвением трудится Козлов, выполняя обязанности инспектора по качеству...
.. Очень метко подметил писатель в характере героини повести одну из типичных черт советской женщины – стремление к знаниям, к овладению наукой всех наук – марксизмом-ленинизмом.
« - Окна открыты,
И шелест клена,
Шелест рябины слышен в избе.
С карандашом, с тетрадкой Алена
Читает «Историю ВКП(б)».
... Жизнь – все концы ее и начала –
С книгой этой понятней стала».
«Алена Фомина» - повесть большой жизненной правды о людях колхозной деревни, о духовном росте женщины-крестьянки, активного члена дружной социалистической семьи, строителя коммунизма.
С. Кремнев».
("Советский Сахалин", 1950, № 119 (21, май), с. 2).

среда, 20 мая 2015 г.

"Солнце в Париже, на улице жарко..."

"... В ярких лучах
Триумфальная арка".



55 лет назад в Париже президент США Эйзенхауэр послал Никиту Сергеевича Хрущева на три буквы:
«Рабочий не кланяется в пояс лицемерам.
С таким рылом да в наш огород.
Не знаем, как в Америке расценили заявление членов своего правительства, а мы считаем, что это самый наглый, возмутительный случай, который только был за последние годы. Хоть они и пытаются делать «красивую мину», да никуда не денешься: игра-то ведь плохая, это ясно каждому здравомыслящему человеку.
Поборники холодной войны, видно, никак не могут свыкнуться с мыслью, что в мире наступало потепление, что все больше и больше людей стало серьезнее смотреть на дружественное спокойное сосуществование двух общественных систем. Эти человеконенавистники никак не представляют себе жизни без шпионажа, диверсий, которые нервируют, накаляют обстановку. Вот и сунулись они со своим рылом в наш советский огород да получили щелчок. Еще бы! Так оскандалиться в глазах всей мировой общественности. Злоба душит их, а надо садиться за стол вместе с другими  представителями великих держав, делать лицемерную мину, произносить ханжеские речи о миролюбии, процветании народов.
Да кому нужно такое пустословие, где каждое слово расходится с делом! Поэтому мы вполне разделяем поведение Никиты Сергеевича Хрущева, отказавшегося принять участие в такой глупой комедии.
Он совершенно правильно потребовал сначала извинения за то, что нашкодили. А не захотели признать ошибок, так и разговаривать не о чем. Русский человек не гнет спины в льстивых поклонах.
За себя мы постоять сумеем и глаза на чужую наглость закрывать не будем.
Л. Леонтьев, подручный резчика сортопрокатного цеха».

вторник, 19 мая 2015 г.

"В нем был тяжелый запах нафталина..."

"... И множество диковинных вещиц: 
Старинный веер из хвоста павлина,
Две сотни пуговиц и связка спиц".



35 лет назад в СССР газовщики и работницы трамвайных управлений воссоздавали яркие и правдивые образы из пьес разоблаченных некогда органами НКВД японских шпионов и вредителей на культурном фронте:
«В народном театре — премьера.
Свою новую работу — спектакль по пьесе татарского драматурга Карима Тинчурина «Павлин», премьера которого состоялась недавно, татаро-башкирский народный театр левобережного Дворца культуры металлургов посвятил 110-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина.
Пьеса вводит в атмосферу первых тревожных и грозовых лет становления Советской власти в Казани. Лучшие представители татарского народа взялись за винтовку, чтобы защищать завоевания революции от интервентов. Но не все с радостью восприняли перемены в стране: такие, как крупный спекулянт Тухват и лишившийся своих привилегий дворянин Каюмбай, взялись за плетение заговоров и интриг против новой власти... Спектакль, полный драматических событий, рассказывает о справедливом народном возмездии старому миру.
Яркие и правдивые образы главных героев создали газовщик ГОП X. Хасанов и работница трамвайного управления В. Хайруллина.
Интересно исполняют роли старейшие участники народного театра Н. Ассадуллина, М. Абсалянова, 3. Закирова, Т. Галимщин, Р. Садрисламов и другие.
Режиссер спектакля Р. Рахматуллин.
М. Ласкина».

понедельник, 18 мая 2015 г.

"Дети встанут, прибегут, сто вопросов зададут..."

"... Тысячу вопросов:
- Сколько лет слоны живут?
- Кто  был Ломоносов?.."


65 лет назад советские люди знали, что нет такого геликоптера, модель которого не изготовил бы в свое время великий русский ученый Ломоносов:
«М. В. Ломоносов – основоположник метеорологической науки.
В серии «Научно-популярная библиотека», издаваемой Гостехиздатом, вышла в свет книга кандидата технических наук Н. В. Колобкова «Погода и ее поведение».
Наша Родина является пионером в организации метеорологической службы. Первым высказал мысль о необходимости создания постоянной «службы погоды» великий русский ученый М. В. Ломоносов. Более 200 лет назад в книге «Рассуждение о большей точности морского пути» он доказывал возможность научного предвидения погоды, предлагал создать «самопишущие метеорологические обсерватории». Великий ученый работал также над задачей подъема метеорологических приборов в верхние слои атмосферы. Им была изготовлена модель летающей машины геликоптера, который предназначался для подъема в воздух термометра и металлического острия с целью изучения атмосферного электричества. Об этом сохранилась запись в протоколе конференции Петербургской академии наук от 1 июня 1754 года...
(ТАСС)».
("Советский Сахалин", 1950, № 116 (18, май), с. 3).

воскресенье, 17 мая 2015 г.

"Не для того я побывал в аду..."

"... Над ремеслом спины не разгибая,
Чтобы меня вела на поводу
Обозная гармошка краснобая".
  


65 лет назад в СССР поэтическую жизнь обретали рассказы про рассказы политруков:
 «Евгений Евтушенко.
Город имени Сталина.
 Медленно
              катит
                        Волга
волны,
           как валуны.
Июльские травы волглые
кузнечиками
                       полны.
В кустах
               теряются
                                 тропы.
Тишь
            и покой.
Травой
            поросли
                            окопы
над самой
                   рекой.
Ржавые гильзы
                           в изломах земли.
Мятые каски солдатские.
С учителем вместе
                                 сюда пришли
школьники
                     сталинградские.
Ровно
           дышит
                        река...
На учителе
                    выцветший китель.
Взволнованным
                               ученикам
 рассказывает
                         учитель:
Нам нужно было
                               здесь
                                         стоять,
и устоять,
                 и отстоять
вот эту пядь!
А враг
          вокруг.
Держаться так
                          невмоготу,
 но рассказал нам
                                  политрук,
что в восемнадцатом году
здесь
          Сталин был!
И каждый сразу
                            боль
                                    забыл,
и все проверили штыки
и вновь
             рванулись
                                 в бой.
Был снова Сталин у реки:
нас вел он за собой!
Так побеждали всюду мы,
и в дни ненастья
мы
       отстояли
                   в мире мир
и ваше счастье.
Дороги ваши
                       широки,
держите выше головы.
Гордитесь:
                    вы ученики
великой школы!»
Шумит река
                      у самых ног...
Учитель кончил
                             свой рассказ,
лишь тут заметив,
                                 что погас
трубки
             огонек.
Он защищал здесь Сталинград,
у этой вот реки,
и на него
               ученики
по-новому
                 глядят
и видят
             на груди
                             награду:
«За оборону Сталинграда».
Медали эти
                     я недаром
 встречал
                  на куртках шоферов.
на пиджаках профессоров
и на спецовках сталеваров.
Встал Сталинград,
                                одетый в стройки,
пройдя невзгоды и бои,
вписав в историю,
как строки,
проспекты светлые свои!
Так он стоит, 
                       в века войдя,
храня,
            приумножая
                                   славу,
и имя нашего вождя
он заслужил
                      по праву!»
("Смена", 1950, № 10 (май), с. 12).

суббота, 16 мая 2015 г.

"Гори, наша радость, гори не сгорая..."

"... Напевом откликнись вдали.
Звени, наша песня,
От края до края -
Песня советской земли!"


75 лет назад советские люди могли наконец насладиться изобилием товаров и услуг:
«На городские темы.
Пиво и воды.
С внешней стороны эти стандартные, выкрашенные в нежно-бирюзовый цвет, киоски вызывают только восторг. Так и манит в солнечный день вывеска «Пиво и воды» - четкая и крупная, доступная для малограмотных.
Но когда вы подходите ближе к нарядному киоску, то убеждаетесь, что он закрыт.
Вы устремляетесь к следующему киоску. О, радость! Он открыт.
- Морс есть?
- Нет,- отвечает зевающий продавец.
- А квас?
- Нет, и неизвестно когда будет.
- А пиво?
- Сейчас нет. Заходите завтра, пораньше...
- Что же есть у вас?
- Ничего нет. Обещали привезти...
…М. Клинской».
("Восточно-Сибирская правда", 1940, № 110 (15, май), с. 4).