вторник, 3 октября 2023 г.

"Стать лучше и краше стремится..."

"... Талантливый город-герой.
Рабочая наша столица,
Московский народ трудовой".


35 лет назад нормализовалось положение с сахаром в Москве:
"Виден конец винной очереди
Мосгорисполком принял решение, упорядочивающее продажу шампанского, сухого вина и пива. По просьбе корреспондента "Известий" об этом рассказывает заместитель председателя исполкома Моссовета В. Жаров:
— Длинные "хвосты" очередей, выстраивающиеся у винных магазинов и специализированных отделов, порождают справедливые нарекания москвичей и отнюдь не украшают облик столицы. Около года назад уже были приняты меры, которые позволили частично пригасить накал страстей. Сегодня больно сказывается излишняя торопливость, забегание вперед при решении такого сложного вопроса, как ограничение продажи винно-водочных изделий. Известное постановление правительства, принятое в 1985 году, точно и конкретно определило сроки, последовательность постепенного сокращения выпуска водки, крепленых вин и других напитков этого ассортимента. Одновременно предполагалось развернуть широкую и разностороннюю работу по воспитанию новых интересов и привычек, повышению общей культуры поведения людей на работе, в быту, во время отдыха...
— А все свелось, как это не раз уже случалось, к запретам и закрытиям.
— Да еще так "успешно", что, например, пятилетнее задание по постепенному свертыванию винной торговли в Москве, городе с почти 9-миллионным населением и огромным ежедневным потоком приезжих, было перевыполнено... за 2 года. Теперь приходится поправлять положение, а если говорить точно —строго придерживаться порядка торговли, определенного постановлением Совмина СССР в мае 1985 года.
В чем конкретно это выразится?
— Новое решение Мосгорисполкома, уже вступившее в силу, предусматривает открыть продажу шампанского, коньяка, сухого вина дополнительно почти в трехстах магазинах и отделах, в которых и раньше реализовывались эти напитки. Расширяется сеть торговых предприятий, где будет продаваться пиво. Изменяются и часы торговли изделиями винного ассортимента.
Должен заметить,—продолжал В. Жаров,—что в прошлые годы Москва не знала изобилия хороших сухих вин. И ныне положение с ними не улучшилось из-за того, что часть производства свернута или переориентирована на другую продукцию. Мы принимаем меры для организации поставок из наших традиционно винодельческих южных регионов и по импорту из Болгарии, Венгрии, Румынии. Дело это непростое, и результаты скажутся, конечно, не завтра.
—Нет худа без добра! За последние полтора-два года на прилавках взамен вина появилось куда больше, чем прежде фруктовых напитков, соков, сиропов, минеральной воды. Они-то, надеюсь, теперь не исчезнут?
— Наоборот, хотим расширить их выбор и поднять вкусовые качества. Одним из последствий непродуманного администрирования в торговле вином стало, как известно, распространение самогоноварения, вспышка токсикомании, отравления всевозможными суррогатами и заменителями, о чем неоднократно писали и "Известия". С этим тоже нельзя не считаться, как и с двукратно возросшим нынешним летом спросом на сахар, что немедленно породило спекуляцию им.
— Сейчас положение с сахаром в Москве нормализовалось, зато начался ажиотаж с приобретением дешевых сортов туалетного и хозяйственного мыла. Этому-то какая причина?
— Часть москвичей, поверив, очевидно, слухам об ожидаемом повышении цен на некоторые товары домашнего обихода, бросилась делать запасы. Могу сообщить, что повышение розничных цен на изделия и товары повседневного спроса в ближайшее время не предусматривается.
Беседовал В. Беликов".
("Известия", 1988, № 277 (3 октября, московский выпуск), с. 1).

понедельник, 2 октября 2023 г.

"Трудом беззаветным украшен годов величавый парад..."

"... Историю Родины нашей
Рабочие руки творят".
 

65 лет назад о новой природе отношений внутри семьи и об отношении семьи к обществу рассказал простым, выразительно-правдивым словом советский писатель Кочетов:
"Критика и библиография
Роман о наших современниках
В. Кочетов. "Братья Ершовы". "Нева". 1958. №№ 6 — 7.
Трудно определить ту "дистанцию", которая отделяет события, описанные в романе Всеволода Кочетова "Братья Ершовы", от времени появления романа: это роман о наших днях. События, описанные в нем, столь значительны в своей повседневности и столь повседневны в своей значительности, что о них не скажешь — "завершились", "окончились", "произошли". Они происходят на наших глазах, и, раскрывая газету, читая о тружениках великой страны, будто продолжаешь чтение романа о потомственных металлургах Ершовых, о том, как они живут, как они выплавляют металл, как они строят коммунизм.
"Лобастые" Ершовы не отличаются от упрямых Журбиных: с ними шутить опасно, и не случайно о Ершовых говорят, будто они не "живут", а "борются". Это абсолютно верно, с той, однако, поправкой, что сами Ершовы не отделяют одного от другого. Их борьба не шумлива, не суетлива и не многословна, в драку особенно они не лезут и, более того, драк не любят. Наблюдения за Дмитрием приводят именно к такому выводу. И тем сильнее в нем ощущается воин, который в нужную минуту окажется в самой гуще боя, и его боевые действия решат исход битвы. У Ершовых труд и борьба не обособились, не стали изолированными актами сознания и воли. Это и является основой их характеров, если не самим существом этих людей.
Эти характеры рождены социализмом, их "история" (сюжет есть история характера, говорил Горький) не может не быть частью истории нашего общества. И такие характеры Кочетов нашел в рабочей семье, что является его творческим достижением. История рабочей семьи, как показал автор "Журбины", и особенно "Ершовых", и есть история социалистического общества. В этой потомственной рабочей семье "на сорок четыре человека—считая человеками и грудных, и тех, что в детских садиках, было двадцать восемь орденов и около сотни медалей за отвагу и мужество в Отечественной войне, за доблестный труд в мирные годы... Кого только не было тут среди этой ершовской породы... И доменщики, и сталевары, и партийные работники, и студенты, и артистки, и даже—вот он, кипучий деятель, вроде как Гуляев, тоже при "бабочке" вместо галстука,— директор театра, брат Яков".
"Братья Ершовы" — партийный роман. Есть в романе страницы, которые не могут не волновать читателя и которые по высоте помыслов и чистоте чувств нельзя не назвать единственным словом — "партийные". В первую очередь к ним относится сцена семейного суда над Степаном, едва ли не центральная в романе по раскрытию сущности характеров действующих лиц. В ней семья изображается как ячейка социалистического общества, как клеточка Советского государства.
"Мой дом—моя крепость"— говорят англичане, и говорят не только о себе: в капиталистическом обществе, где идет война всех против всех, связи семейные противостоят  "связям" общественным, и в "своем" доме, как в крепости, человек обороняется (впрочем, не всегда успешно) против враждебного ему общества. Другое при социализме. Здесь сложилась новая семья, с новыми законами и нормами жизни, которые по своей природе не враждебны законам жизни общества в целом. Поэтому помощь и поддержка, которые получает человек в семье, есть также поддержка общества. А это значит, с другой стороны, что преступивший законы жизни общества в семье не укроется: наоборот, именно здесь его непременно настигнет совесть общества.
И обо всем этом, о новой природе отношений внутри семьи и об отношении семьи к обществу, советский писатель рассказал простым, выразительно-правдивым словом. "Суд" заканчивается вопросом: "Куда работать пойдешь?". И этот будничный вопрос означал прощение, помощь, полноту ответственности, что брали на себя братья за брата. Недаром же, услышав его, Степан окончательно расстроился: "Куда работать пойдешь?" —раскрывало перед ним двери отчего дома, давало право на "воссоединение" с родной семьей, родной землей.
Кочетов любит сильных, здоровых людей, чистую, здоровую атмосферу —любит своих Ершовых. И поэтому вместе с ними борется с их врагами. Главным же врагом Ершовых является буржуазный индивидуализм в самых различных его проявлениях. Братьям ненавистна раздувшаяся претенциозность мещанского клоповника, порождающего все,—от мелкой склоки в цехе до предательства. Сюда и направил свой основной удар автор романа, создав образ Орлеанцева— модернизированного мещанина наших дней. В этом большая заслуга писателя.
В. Кочетов художественно убедительно доказал, что современный мещанин давным-давно расстался и с геранью, и с канарейками, не ищет тихой заводи, уютного закоулка и нс становится в позу гордого одиночества. Внешние приметы мещанства стали иные, а существо то же — паразитизм.
Там, где присосется этот воинствующий мещанин,—завод или учреждение начинает лихорадить; старый рабочий, прекрасно справлявшийся со своей работой, вдруг увольняется, а подонки всплывают наверх: ценные рационализаторские предложения маринуются, а скоростной метод переливания из пустого в порожнее широко рекламируется. И ничему не удивляйтесь, и не ищите других причин, кроме этой одной, имя которой— Орлеанцев.
Гений современного мещанства, Орлеанцев дьявольски живуч. Его умение приспосабливаться поразительно: он, как маг и волшебник, проникает сквозь любые щели, может обмануть даже опытных людей; никакие изменения не застанут его врасплох. Прибавьте сюда, что Орлеанцев умеет работать и, если это сулит ему большие личные выгоды, работает вдохновенно,— и вы поймете секрет плавучести корабля Орлеанцева: торпедировать его очень трудно.
И все же это не корабль, а всего-навсего утлая ладья, которая затонула очень быстро. У современных мещан нет под ногами той социальной почвы, которая питала их прежде. При социализме мещанин — чужеродный элемент, и как бы он ни приспосабливался, гибель его неминуема.
Обывательщина, мещанство—питательная среда для всяких ревизионистских шатаний. Но против них есть одно могучее средство — советский демократизм, ленинские нормы партийной жизни. Этой крепости не одолеть никаким Орлеанцевым.
В романе "Братья Ершовы" автор показал те могучие силы, который пробудил в народе двадцатый съезд партии—творческую инициативу миллионов, самодеятельность масс, вооруженных величественной перспективой коммунистического строительства, сплоченность, как никогда, вокруг своей партии.
Автор показал те огромные плоды, которые принесла повседневная забота партии об идейном воспитании народа, о росте его материальной и духовной кулытуры. Образы артиста Гуляева, драматурга-рабочего Алексахина, инженера Искры Казаковой, врача Капы Горбачевой и многие другие — наглядное свидетельство того, что у нас создана интеллигенция плоть от плоти своего народа. Но в романе находим не только это: картина заводской жизни в целом, образы рабочих Дмитрия и Андрея Ершовых, их труд, личная жизнь, запросы, круг интересов говорят о том, что коренным образом изменилась культура производства, возросла интеллигентность физического труда, стираются грани между трудом умственным и физическим, и фигура рабочего-интеллигента стала типической.
В. Кочетов написал нужную, волнующую книгу. В ней поставлены многие боевые вопросы современности, в том числе вопросы, которыми живет наша литературная общественность, и поставлены остро. Эстетствующим, зараженным душком ревизионизма работникам искусства от Ершовых досталось крепко. Перед судом рабочих, героическими трудами которых созидается новое общество, противники "воспевательства" выглядят плюгавыми клеветниками, а их анекдотцы, звучащие чуть ли не остроумно при передаче "на ухо", будучи обнародованы в книге, оказываются самой ординарной пошлостью. В. Кочетов за "воспевательство", ибо он убежден и убедил читателя, что воспеть строителя коммунизма—это и значит рассказать о нем правду. "Воспевательство" не только не имеет ничего общего с лакировкой, а начисто ей враждебно.
Следует отметить и недостаток романа, причем речь идет отнюдь не о его публицистичности. Недостаток романа в его диспропорции: первая часть богаче второй, начало обещает больше, чем дает продолжение. После обстоятельного, неторопливого начала, медленного восхождения к кульминации роман вдруг ускоряет свой бег и несется вскачь.
Есть в романе, конечно, и другие недостатки —не всегда ярок язык героев, иногда читателя встречает информация вместо развернутой картины, порой сюжет движется необоснованно торопливо. Но при всем том главным остается другое: в простой рабочей семье автор действительно встретился с историей всего нашего общества, что и чувствует читатель с первых же глав. Кочетов заложил роман-эпопею, роман богатый, многоплановый. Он взволнованно и художественно убедительно рассказал о наших современниках, об их помыслах, делах, жизни и борьбе за коммунизм.
В. Архипов".
("Известия", 1958, № 237 (3 октября), с. 3).

воскресенье, 1 октября 2023 г.

"Ты прибыл, товарищ, из дальней страны..."

"... Твой путь в нашем сердце отмечен…
Так что же глаза твои грусти полны?
Неужто не радостна встреча?"
 

35 лет назад можно было, не стесняясь, поплакать в кабинете сотрудников советского консульства в Бонне:
"Письмо из Бонна
У ворот посольства
В прежние годы, подъезжая к зданию советского посольства в Бонне на Вальдштрассе, нередко можно было увидеть на другой стороне улицы группку людей, державших в руках плакаты. Они добивались "воссоединения семей", требовали разрешить выехать из СССР в ФРГ близким родственникам. Одни действительно этого хотели, другие, очевидно, лишь выполняли чью-то волю.
Времена изменились. Группы с плакатами исчезли. Однако людей за воротами посольства стало больше. Как ни парадоксально, но число их увеличивается по мере того, как облегчаются процедура и условия выезда из Советского Союза.
Кто они? Это наши соотечественники — русские, немцы, евреи... Одни с советскими паспортами, другие с местными. Бывшие военнопленные или угнанные во время войны на германскую каторгу, "воссоединившиеся", сбежавшие или уехавшие, прожившие здесь месяцы или годы. Все они просят разрешения вернуться обратно.
Некоторые плачут, не стесняясь, в кабинете у сотрудников консульства. Визиты, телефонные звонки, письма... Пухнут папки "входящих" и "исходящих". Рабочего времени не хватает, чтобы принять всех желающих. Ведь речь не о поездке по турпутевке: за каждой просьбой — человеческая судьба.
Василий Васильевич Ракитин живет в Ганновере и уже получил разрешение вернуться. Живет в достатке, хотя и скромном, но не прирос к этой земле. Да и благополучие пришло с опозданием. А вспомнить он может многое.
— Сначала был плен. Потом нас освободили советские войска. Но я остался в ГДР. К бывшим военнопленным тогда относились подозрительно. Хлебнул презрения и враждебности, прежде всего от своих. По фамилии нас никто не звал. "Трофейные"—такая к нам прилипла кличка. Следили за каждым шагом, в чем-то подозревали. Терпел, сколько мог, в 47-м не выдержал, удрал на Запад. На Смоленщине остались приемные родители. Сперва звали: возвращайся, мол. Потом перестали. Суд заочно приговорил меня к высшей мере "за измену Родине" по статье 58-й. В 1969 году впервые вновь побывал на родной земле как турист. Меня тут же арестовали. Шесть месяцев просидел в Лефортове. Но, к счастью, все же разобрались. Верховный суд полностью реабилитировал меня. Как только началась перестройка, сразу же подал заявление на возвращение...
Встречался я и с другими соотечественниками, оставшимися здесь после войны. Судьбы у них сложились разные, но все говорят о перестройке с волнением: "Наконец-то!" Большинство периодически бывает в Советском Союзе. Вернуться, правда, решаются не все.
По статистике большинство возвращающихся—это "лица немецкой национальности" из городов и деревень Казахстана, Молдавии, Литвы и других республик. В ФРГ, на свою "историческую родину", они приехали не по зову предков, а по вызову дальних родственников, всю жизнь проживших по законам и традициям другой общественной системы.
Иммиграция в ФРГ — это в какой-то мере результат кампании за "воссоединение", начатой правительством ФРГ в те годы, когда советские немцы и некоторые другие меньшинства еще продолжали ощущать на себе последствия сталинской несправедливости. Кампания эта в ФРГ продолжается и теперь, пожалуй, даже с большим рвением.
Количество переселенцев быстро растет, но не постигнет ли сотни тысяч немцев из социалистических стран в ФРГ участь "граждан второго сорта", подобно иностранным рабочим? Тех позвали "только работать", этих — "занять свое место на исторической родине". Но ведь приехали живые люди с иным жизненным опытом. Ассимиляция для них — процесс болезненный и трудный.
Федеральное правительство проявляет о них заботу. В лагере, где переселенцев проверяют и регистрируют, они получают удостоверения для пользования льготами: им выделяют дешевую квартиру, возмещают расходы, связанные с переездом, выдают пособие на приобретение одежды, мебели и домашней утвари, подарки местной общины, в течение восьми месяцев бесплатно учат немецкому языку.
Как чувствуют себя переселенцы на новой родине? Живут они большей частью замкнуто, при вступлении в брак подыскивают партнера из своей среды. Местное население в редких случаях признает их за "полноценных немцев". Происходит социально-психологическое отторжение. Потом наступают материальные трудности: через четыре года прежние льготы теряют силу. А главное: трудно привыкнуть.
Владимир Давыдович Мейзер живет в ФРГ 10 лет. С горечью признается: "Все эти годы чувствую, что я здесь не на месте, чужой. Дискриминация на работе привела к тому, что готов все бросить и вернуться к людям, которых понимаю...".
Эмма Георгиевна Барт из села Спиридоновка Татарской АССР приехала в ФРГ в прошлом году с матерью и сыном. Ей хватило и этого срока, чтобы понять: "Не могу жить вне Родины".
Ирина Ивановна Кен приехала к матери в 1984 году. После недолгого проживания почувствовала: "Привыкнуть не смогу. Не хватает привычного окружения".
Ойген Лоренцович Бакмайер уже 5 лет, как живет в Мюнхене. Приехал не к чужим людям, а к матери и брату, покинувшим СССР на несколько лет раньше. Но убедился: "...Ни близкие родственники, ни формальная общность языка не могут восполнить того физического, морального и духовного богатства, которого лишаешься, оторвавшись от Родины. Это так или иначе ощущают все немцы, покинувшие СССР".
Работа... Это ведь не только сегодняшний, но и завтрашний кусок хлеба. Неужели в нем отказывают "воссоединившимся", вокруг которых здесь нагнетается столько пропагандистской шумихи?
Формально работой обеспечиваются все, признаются даже дипломы переселенцев. Но не для каждой квалификации находится что-то соответственное, отличаются и условия труда.
Иван Федорович Исаков с женой приехали в ФРГ по вызову родителей-пенсионеров. Теперь он признается: "Мы не подумали о будущем детей. Они выросли в стране, где легко получить образование и работу. Новая страна для нас чужая, никак не можем привыкнуть. Вот уже год и три месяца, как я безработный, а семью нужно кормить. Жена не работает пять лет".
Ян Яковлевич Петерс окончил техническое училище в Новосибирске. О своих бедах рассказывает скупо: "Выехал в 1983 году с родителями. До мая 1985 года не работал. Потом поступил на фабрику "Рит" в Мюнхене. В августе уволили. В марте 1986-го устроился на завод Тиссена в Билефельде. В августе 1987-го уволен. С этого момента безработный".
Рейнгольд Владимирович Фихтнер мотивирует ходатайство о возвращении так: "Жена не работает, а моего пособия на двоих не хватает".
Рейнгольд Филиппович Рейнгардт за 7 лет пребывания в ФРГ жил на социальное пособие, не может до сих пор устроиться на работу. Подводит печальный итог: "Такой свободы не хочу!"
Аркадий Иванович Алексеев, переселившийся во Фрейбург из Ленинграда в 1982 году, рассказывает: "Постоянной работы и средств для нормального существования нет. Приходится подолгу искать халтуру —нелегальную работу, а это дело здесь наказуемо: штрафы достигают 60 тысяч марок. Гуманность общества испытал на себе. Четыре часа провел за решеткой по доносу: за то, что в лесу с приятелем легли на травку отдохнуть. Этого было достаточно, чтобы тут же прилетел полицейский вертолет. Ощущения защелкивающихся за спиной наручников никогда не забуду. Рубец на запястье остался до сих пор".
Михаил Емельянович Дубенко, уроженец Житомирской области, живет в ФРГ 17 лет: "К сожалению, больше находясь без работы,— уточняет он.—В 1971 году получил визу для поездки в СССР, но не было денег на билет. Обратился в Красный Крест, там сказали: "Мы помогаем тем, кто приезжает из СССР". Нервы не выдерживают. В 1979 году меня выгнали с работы за "агитацию", с тех пор безработный. Социальной помощи не хватает".
Таковы свидетельства "неприжившихся". Некоторые из них уже получили  разрешение вернуться, другие оформляют документы. Нередки случаи, когда на запрос консульского отдела приходит от областного начальства отказ: "нет подходящей квартиры", "не можем получить согласия родственников"...
У многих действительно не осталось родственников в СССР, как, например, у В. Д. Мейзера. Между тем пока разрешение на обратный въезд выдается только при наличии приглашения. Но так ли уж важен этот документ?
Е. Бовкун,
соб. корр. "Известий".
Бонн.
От редакции: Мы публикуем этот репортаж не только для того, чтобы рассказать о трудностях, с которыми приходится сталкиваться соотечественникам, по тем или иным причинам покинувшим СССР. Существуют проблемы и с их возвращением в нашу страну, и притом весьма непростые. Вот что разъяснил нам по этому поводу начальник ОВИР ГУООП МВД СССР Рудольф Алексеевич Кузнецов:
— Для приезда указанных лиц в СССР на постоянное жительство действительно требуется приглашение близких родственников, подкрепленное обязательством поселить возвращенцев на своей жилплощади. После этого вопрос решается местными Советами народных депутатов, которые должны убедиться, что подселение не приведет к резкому ухудшению жилищных условий семьи, готовой дать пристанище заграничным родственникам (в противном случае им ведь нужно будет выделять новую квартиру). Если нет препятствий с этой стороны и нет проблемы с трудоустройством приезжающих, то разрешение выдается.
Для тех, у кого нет родни в СССР, въезд тоже не закрыт. Вопрос и в этом случае решают местные Советы: в состоянии они обеспечить возвращающихся жильем и работой — возражений на приезд нет. Есть же у нас районы, в частности в сельских местностях, где достаточно жилья, но не хватает рабочей силы. Хочу подчеркнуть: в любом случае при решении вопроса о выдаче разрешения на въезд в СССР местные Советы руководствуются основополагающим законодательным принципом — выдавать разрешение только в том случае, если не будет нанесен ущерб законным интересам местных граждан".
 ("Известия", 1988, № 276 (2 октября, московский вечерний выпуск), с. 5)
.

суббота, 30 сентября 2023 г.

"В блокноте Сталина растут пометки..."

"... Из трубки вьется синеватый дым,
И план послевоенной пятилетки,
Как карта битв за счастье, перед ним".


75 лет назад самой любимой и распространенной в СССР книгой был "Краткий курс истории ВКП(б)":
"Настольная книга
В продолговатой комнатке, тонкой перегородкой отделенной от шумной линии станков, собралась небольшая группа рабочих цеха крановых моторов дважды орденоносного московского завода "Динамо" имени С. М. Кирова. Здесь были люди разных возрастов и жизненных биографий. Высокая, русоволосая, двадцатидвухлетняя Зинаида Французова, перед самой войной пришедшая на завод из-под Волоколамска, — ныне руководитель молодежной бригады обмотчиков, занимающей на заводе передовое место. Степенный, в замасленной кепке, надвинутой на самые брови, наладчик Александр Федорович Левцов, старый рабочий, отдавший этому заводу семнадцать лет. Маленькая, шустрая, словоохотливая Надежда Лебедева, дочь рабочего, пятнадцатилетней девушкой поступившая на завод в первые месяцы войны, теперь — обмотчица, выполняющая по две нормы за смену. Всегда сосредоточенный, скупой на слова, два десятка лет работающий на заводе старший мастер Василий Иванович Еремин и другие.
Всю прошлую осень, зиму и весну эти люди — их всего четырнадцать человек — собирались сразу же после работы каждую среду, рассаживались вокруг стола,  раскладывали тетради, раскрывали самую любимую и распространенную в стране книгу "Краткий курс истории ВКП(б) " и слушали вступительное слово старой коммунистки, старшего мастера М. X. Быховской, а потом сами, в коротких выступлениях, —кто по конспекту, а кто и по памяти,— восстанавливали прочитанное за неделю дома. Так, страница за страницей, изучалась и усваивалась история великой партии большевиков, партии, созданной и выпестованной Лениным и Сталиным, партии, преобразующей мир.
Четырнадцать рабочих и работниц одного участка, читая и изучая "Краткий курс истории ВКП(б) ", обогащались познанием великих идей марксизма-ленинизма, получали руководство к действию.
—Я видела, как духовный мир моих слушателей становился богаче, как росла их политическая сознательность, это сказывалось во всех делах слушателей,—  замечает руководитель кружка тов. Быховская.
Да, доказательства этого встречаются на каждом шагу. В первые недели учебы слушатели стеснялись отвечать на вопросы руководителя кружка. А потом  привыкли не только к ответам, но и к развернутым выступлениям по отдельным разделам "Краткого курса".
Особенно оживленно занятия кружка проходили тогда, когда в качестве  иллюстративного материала к темам привлекались факты и примеры из жизни своего завода. В биографии завода много прекрасных исторических страниц.
Когда на кружке заходила речь о любимой Советской Армии, то и руководитель, и слушатели вспоминали слова В. И. Ленина, оказанные им 7 ноября 1921 года на собрании рабочих завода "Динамо":
—"Человек с ружьем —страшный в прошлом в сознании трудящихся масс, не страшен теперь, как представитель Красной армии, и является их же защитником".
На занятиях кружка не раз вспоминались и приводились слова товарища И. В. Сталина, записанные им в Красную книгу завода 7 ноября 1924 года. В этой краткой записи говорилось о величайшей программе, определившей задачи партии и всего советского народа на многие годы. Тогда товарищ Сталин писал:
"Желаю рабочим "Динамо", как и рабочим всей России того, чтобы промышленность наша пошла в гору, чтобы число пролетариев в России поднялось в ближайший период до 20—30 миллионов, чтобы коллективное хозяйство в деревне расцвело и подчинило своему влиянию частное хозяйство, чтобы высокая индустрия и коллективное хозяйство в деревне спаяли окончательно пролетариев фабрик и тружеников земли в одну социалистическую армию..."
Подобные иллюстрации оживляли занятия, расширяли круг познаний слушателей, умножали их любовь к своему заводу, звали на новые трудовые подвиги во имя победы коммунизма. И закономерно, что все слушатели кружка, изучающие "Краткий курс", —ныне передовые стахановцы; они регулярно перевыполняют сменные задания, как и весь участок мастера Быховской перевыполняет месячные планы.
Занятия в кружке, познакомившие слушателей с энциклопедией марксистско- ленинских знаний, привили вкус к книге, пробудили интерес к обширному изучению марксистско-ленинской теории.
—Теперь у меня дома появились брошюры и книги Ленина и Сталина, — рассказывает Александр Левцов. —Книги Ленина и Сталина дают наставление во всей нашей рабочей жизни.
В прошлом учебном году около пятисот рабочих, служащих, инженеров и техников завода "Динамо" имени С. М. Кирова изучали "Краткий курс истории ВКП(6)" в десятках кружков. Столько же слушателей записалось в кружки, сегодня
начинающие свою работу. Сотни рабочих, инженеров и техников изучают историю партии самостоятельно. Для рабочих завода "Динамо", как и во всей стране, "Краткий курс истории ВКП(б) " стал настольной книгой, руководством к действию.
Л. Кудреватых
".
("Известия", 1948, № 233 (1 октября), с. 2).

пятница, 29 сентября 2023 г.

"Эх да, в ясный вечер, в час заката…"

"… В чистом поле у берёзки
Эх да, разговор вели солдаты
На широком перекрёстке.
Эх да, пред дорогою большою
Задушевно вспоминали,
Эх да, как далёко за рекою
На посту они стояли".
 

65 лет назад в СССР сильные ветры способствовали проникновению врага на охраняемые объекты:
"Часовой задержал двух нарушителей
Глубокая, темная ночь. Дует сильный ветер. Находясь на посту, рядовой Гомаз бдительно несет службу: именно такую погоду может использовать враг для проникновения на охраняемый объект.
Вдруг Гомаз заметил, что к охраняемому им посту приближаются двое неизвестных. Действуя по уставу, воин задержал нарушителей.
Рядовой В. Ерко".
("На боевом посту", Московский округ противовоздушной обороны, 1958, № 231 (30 сентября), с. 2).

четверг, 28 сентября 2023 г.

"Деревья угрюмо и строго в немом карауле стоят…"

"… Всё круче уходит дорога,
В пути проверяет ребят".
 

35 лет назад в СССР не жалели сигнальных ракет в подразделениях дорожных войск:
"Школьная страница № 214
Искорка
…Игра "Зарница"
Победила дружба!
С раннего утра пионерский лагерь "Дружба" полон гостей. Это приехали воины подразделения дорожных войск, чтобы помочь ребятам провести военизированную игру "Зарница".
...Замерли в строю армии "желтых" и "синих". Чеканя шаг, проходит перед ними взвод солдат. "Песню... запе-е-вай!"— отдает команду сержант Валерий Гудзь. И гремит над зеленым бором лихая солдатская песня. Пионеры тоже не подкачали. Браво маршировали "синие", и улыбались солдаты, слушая в их исполнении задорную строевую "Солдатушки - бравы ребятушки".
Закончился смотр строя и песни, ребята ближе знакомятся с воинами. Над волейбольной площадкой взлетает мяч, идет борьба за теннисным кортом, а с открытой сцены звучат песни под гитару рядового Андрея Кузьмина. Он поет о нелегкой солдатской службе, о любви, вспоминает песни своего детства. Мальчишки окружили двух радистов, демонстрирующих искусство армейской радиосвязи.
...Но вот взмывают вверх разноцветные сигнальные ракеты, и отряды уходят в районы своей дислокации. Вместе с ними на позиции уходят "инструкторы" — сержанты Андрей Куликов и Аугис Стрельчюнас.
Вестовые сообщают в главный штаб (клубная машина с мощным динамиком) о готовности отрядов. С треском взмывает ввысь новая сигнальная ракета, пучки огней расцвечивают небо — начинаются "военные" действия. Пока тихо. Но где-то пробирается разведка. Грозным валом накатываются группы захвата. И вот уже в расположении "желтых" несется громкое "ура!", — завязывается бой. К "госпиталю" из леса тянутся первые цепочки "раненых".
На опушку леса выскакивает разведка "желтых" вместе со своим командиром — рядовым Моховым. "Сохранив боевые единицы, разведали объекты "синих" и захватили трех языков", — рапортует разведчик "посреднику". Разведка спешит в расположение армии за подкреплением, но поздно...
Трагически складывается судьба "желтых". Превосходящие силы противника захватывают склад с оружием, уничтожают ракетодром, "взрывают" дымовой шашкой штаб. Тогда Мохов и его разведчики принимают решение — сражаться до последнего! Развернувшись. они вновь растворяются в зелени леса, цель их удара — штаб "синих".
Гибнущая армия "желтых" не сдается. Мелкие группы бойцов, рассеявшись в чаще, нападают из засады на отряды "синих". Не захвачено и знамя армии "желтых".
...И долго еще над бором звенят детские голоса. Но дан отбой. Гордо неся свое знамя, выходят из леса остатки отряда "синих". Четким шагом подходят к штабу неуловимые разведчики Мохова. На их лицах — соленый пот и радостные улыбки. Последними из леса выходят связисты с рациями за плечами.
А в расположении главного штаба уже ждет уставпих "бойцов" дымящаяся солдатская кухня. Удивительный плов и ароматный чай приготовил ребятам повар — рядовой Решат Фазиев. Еще не раз вспомнят ребята и сражения закончившейся "Зарницы", и аппетитный ужин у походного костра. На обратном пути ребята делятся своими впечатлениями. Никто не желает признать свое поражение. Победила дружба!
Вот и расставание. Ребята и вожатые горячо благодарят капитана Биркова, лейтенанта Филатова, их подчиненных. На Мохове повисла его "разведка" и не хочет отпускать из лагеря: "Приезжайте еще!".
А. Румянцев,
начальник лагеря "Дружба".
("Ленинское знамя", Тотьма, 1988, № 117 (29 сентября), с. 3).

среда, 27 сентября 2023 г.

"Недаром скульптор в статую вложил…"

"… все, что я значил и зачем я жил". 
 

55 лет назад с братьями чехами и словаками были думы народного художника СССР Коненкова:
"Мое сердце с вами
С. Коненков, Герой Социалистического Труда, народный художник СССР, лауреат Государственной и Ленинской премий
Говорят, сердце настоящего поэта вмещает весь мир. Эта старая истина особенно верна сегодня. Да, сердце художника, жизнь которого глубоко связана с народом, вместе с ним радуется и скорбит, пылает гневом...
Неподкупное сердце не позволяет художнику быть равнодушным созерцателем, скрываться от мировых бурь в тесную келью своей мастерской, оно заставляет художника быть "вечно — в бою, никогда — после боя! ".
Сегодня бой идет между силами социализма и прогресса, с одной стороны, и силами империализма и реакции — с другой. Он мобилизует и нас, художников.
В нем поверяется крепость наших сердец, глубина убеждений, верность идеалам народа. Империализм плетет паутину заговоров против социалистических стран, пытаясь любым путем нарушить братское содружество.
В последнее время враги социального прогресса особенно пристальное внимание уделяли Чехословакии. Как стало теперь известно, они тщательно готовились к захвату власти в этой стране, вводили свою агентуру, ввозили оружие, подпольные радиостанции, поддерживали всеми средствами (а том числе и финансовыми!) всякого рода контрреволюционные организации — "Клуб-231", "Клуб беспартийных активистов", "Кружок независимых писателей" и иже с ними. Они льстили некоторым падким до славы чешским и словацким писателям и художникам, возносили их, поощряли их антинародные, антиреалистические опусы. Особое внимание они уделяли еще неокрепшей молодой поросли. Политическое растление молодежи всегда было одной из главных целей антисоциалистических сил.
Сейчас в бессильной ярости они рвут на себе волосы: их карты оказались спутанными. С приходом на чехословацкую землю братских войск социалистических стран развеялись в прах их иллюзии на реставрацию капитализма. Трудно представить себе, до какого цинизма докатились вдохновители антисоциалистических сил в Чехословакии. Они объявляют себя "защитниками" социализма и расширяют агрессию во Вьетнаме, содействуют израильским агрессорам, прикрывают преступления военно-фашистской хунты в Греции, подавляют независимость стран Латинской Америки! Перед лицом неопровержимых фактов, изобличающих силы реакции, теперь даже самым последним простакам из европейской или заокеанской буржуазной провинции ясно, куда завлекали чехов и словаков присяжные борзописцы и господа златоусты из газеты "Литерарни листы".
Теперь жизнь чехословацкого народа нормализуется. Я немало лет прожил на земле, был свидетелем многих исторических событий. И горжусь, что немало славных страниц в историю вписала моя страна. Страна Советов, колыбель социализма. Я горжусь и тем, что сегодня верные святому Долгу интернационализма ее сыны в солдатских шинелях плечом к плечу с братьями болгарами и венграми, немцами и поляками вновь стали на защиту социалистических завоеваний. Они выбили из рук контрреволюции в Чехословакии оружие. Их присутствие сейчас гарантирует рабочим и крестьянам, трудовой интеллигенции, всем честным чехам и словакам незыблемость социалистических завоеваний.
Однако контрреволюция в Чехословакии еще не сдалась, она меняет тактику. В ее среде есть еще люди, называющие себя писателями, художниками, творческими деятелями. Готовясь к захвату власти, контрреволюция позаботилась и о всякого рода "теоретических трудах", призванных опровергнуть и низложить марксистско-ленинскую эстетику, подвергнуть остракизму современное реалистическое искусство.
Когда-то Пушкин писал: "И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал... ". Народ по достоинству оценил его творчество и поставил памятник поэту на одной из красивейших площадей Москвы. Какую же память о себе оставят те, с позволения сказать, литераторы, художники Чехословакии, которые, запутавшись в тенетах буржуазной пропаганды, льют сегодня грязь и хулу на мечту человечества —социализм, на лучших людей своей страны —коммунистов, отдавших многие годы нелегкому труду —строительству нового общества? Они сеяли недобрые чувства и по отношению к Советскому Союзу, к его армии-освободительнице, к армиям братских социалистических стран. Пройдут годы, и, я верю, их имена порастут быльем, канут в Лету... Да, велика ответственность художника за свои слова и дела!
Чешский революционный поэт Иржи Волькер писал в 1918 году: "Зажгите в душах пламень ясный". Он был нежнейшим лириком и твердым борцом. Да, художник —это прежде всего око и сердце народа, человек, живущий запросами и чаяниями своего времени. Люди искусства —глашатаи мира и дружбы. И наша святая обязанность — разоблачать замыслы врагов мира и прогресса. Атакующим словом, резцом, кистью —всеми средствами мы должны предупреждать людей о грозящей опасности. Нам нельзя ни на минуту забывать, что в наше время художники призваны революцией на баррикады... И сердца наши могут быть открыты не всем ветрам, а заботам и радостям народа, которому мы служим.
Я верю, что истинные художники Чехословакии отличат, где друг настоящий, а где враг. Активно включившись в работу, они сумеют помочь процессу нормализации.
В 1966 году сначала в Братиславе, потом в Праге показывались выставки моих работ. В ту пору я приобрел в Чехословакии многочисленных добрых друзей. И мне хочется верить, что дружба эта выдержала испытание на прочность в тревожные для всех нас августовские и сентябрьские дни. И сегодня я вместе с вами, мои братья чехи и словаки. С вами мое сердце, мои думы..."
("Известия", 1968, № 230 (29 сентября, московский вечерний выпуск), с. 5).

вторник, 26 сентября 2023 г.

"Собрать надо все до былинки…"

"… В запас до далекой весны,
Чтоб были бидоны и крынки
Зимой, как и летом, полны".

 
70 лет назад в СССР затягивалась уборка урожая:
"Забыли о своих обещаниях
На днях в наш сельский Совет были приглашены руководители организаций и учреждений. Председатель сельсовета т. Волокитин доложил, что уборка урожая затягивается, нужно спасать урожай, и обратился с просьбой, чтобы рабочие и служащие помогли колхозникам в быстрейшем завершении уборки хлебов. Из присутствующих никто не возражал, все дали слово и заверили сельский Совет и партийную организацию, что каждый из них окажет необходимую помощь.
Но не тут-то было. Начальники лесопунктов райтопа и СухУРПа т. т. Осовский и Белозеров быстро забыли о своих обещаниях и вместо организации воскресника во главе с заместителем председателя колхоза т. Осовским взяли своих жен, уехали на празднества и прогуляли там два дня. Видя, что начальник празднует, рабочие и служащие обоих лесопунктов также не вышли на помощь колхозу.
Колхозники очень возмущены неправильным поведением вышеуказанных товарищей, которые потеряв чувство ответственности, свои личные интересы ставят выше государственных, наплевательски относятся к помощи колхозу в уборке урожая.
М. Немиров.
Секретарь парторганизации.
А. Осовская,
М. Осовская.
Бригадиры колхоза "Первое мая", У-Печенгского сельсовета".
("Рабочий леса", Тотьма, 1953, № 107 (27 сентября), с. 4).

понедельник, 25 сентября 2023 г.

"Эту песню нашей дружбы нам запеть обязательно нужно…"

"… Эту песню доверья и дружбы
Мы и в Праге споём, и в Москве".
 

55 лет назад первые советские прохожие не дали организовать в центре столицы грубую провокационную выходку:
"Неудавшаяся провокация
Ох, как неймется буржуазной пропаганде, оплакивающей крушение черных замыслов чехословацкой контрреволюции и ее западных попечителей! Из собственной кожи она готова вылезти вон, дабы подогреть бродящие еще кое-где страсти, посеять смуту, разбрызгать яд недоверия и клеветы. И все это с явной целью помешать нормализации обстановки в Чехословакии и подорвать процесс оздоровления отношений между чехословацким народом и народами других социалистических стран.
Голос военных передатчиков западногерманского бундесвера она готова выдать за вещание подпольных радиостанций, действующих якобы, где-то в окрестностях Брно или Остравы, а подожженные бесчинствующими юнцами автобусы на улицах Праги выставить в качестве доказательств мнимых "крутых действий" советских танкистов. Чтобы взбодрить свою пропагандистскую истерию, силы империализма и их разведки не только хватаются за каждый мало-мальски подходящий повод, но и сами старательно пытаются их изобретать.
24 сентября приблизительно в 7 часов вечера английское агентство Рейтер и американское агентство Ассошиэйтед Пресс разнесли по свету сенсационную новость: в Москве, на Пушкинской площади арестованы два иностранных туриста, которые пытались разбрасывать антисоветские листовки. Позже эту весть подхватили Би-би-си и другие западные радиостанции, а утром ее уже комментировали всяк на свой манер журналисты из многих буржуазных газет.
Что же случилось на Пушкинской площади? Да, действительно два молодых туриста — англичанин A. Папворт и американка В. Ровер, тайно провезя через советскую границу две тысячи листовок, пытались раздавать отпечатанную в Лондоне продукцию, в которой они призывали протестовать против ввода союзных войск в Чехословакию. Все это правда, за исключением одного: ни тот, ни другая никакие не туристы. Их приезд в Москву преследовал одну цель — организовать в центре столицы грубую провокационную выходку.
Прямо скажем, что американо-английскому тандему не удалась эта гнусная затея. Она длилась ровно столько, сколько первым прохожим понадобилось времени для того, чтобы понять смысл листовки. Даже по свидетельству корреспондента агентства Ассошиэйтед Пресс всего "через несколько секунд" гневная толпа смяла "туристов". Подоспевшим милиционерам, которые предложили иностранцам проследовать в отделение, с трудом удалось довести их туда в целости и сохранности.
Листовки, которые пытались всучить москвичам А. Папворт и B. Ровер, начинались со слов о том, что они, мол, содержат "призыв вам сделанный от имени ваших товарищей в Чехословакии". Кто же позволил, спросит читатель, англичанину и американке брать на себя смелость выступать от имени чехов и словаков? А никто. Это право незваные "гости" присвоили себе сами. Точнее, даже не сами они, а некто, оставшийся в этой неприглядной истории в тени. Об этом говорят следующие факты. Как А. Папворт, так и В. Ровер, как они утверждают, случайно узнали о том, что некая "пацифистская" организация —"Лига сопротивления войне" —сформировала группу для поездки в Москву с целью устроить там провокационную демонстрацию. Но вот что странно: когда дело дошло до вылета в Советский Союз, из всей этой группы остались лишь два уже знакомых нам лица, то есть те, кто, по крайней мере по их словам, услышал о поездке случайно. Не правда ли, интересный поворот?
Но и это не все. Вернемся назад. В июне этого года на площади Маяковского трое английских "туристов" тоже пытались устроить антисоветскую демонстрацию. "Известия" (№ 144) тогда подробно рассказывали и о самих "туристах", в числе которых был некто Бротон, и о том, что организовывать провокацию им помогал Реддевей —человек, известный своими тесными связями с английской разведкой.
Так вот, на этот раз в роли консультанта выступал уже не Реддевей, а Бротон. В. Ровер сказала, что их группа была связана с "Бротоном и другими джентльменами, имена которых она не помнит". Что же касается А. Папворта, так он прямо назвал Бротона своим... другом. Кроме того, как и в июньском варианте, в подготовке "туристской поездки" принимали участие члены организации церковников, которые, по свидетельству той же американки, передали ей опыт провоза нелегальной литературы через границу.
А. Папворт и В. Ровер начали разбрасывать листовки ровно в 6 часов вечера. Как рассказывают очевидцы, чуть вдалеке от них стояли западные корреспонденты с фотоаппаратами наготове, а на другой стороне площади была замечена машина с дипломатическим номером. Не успели "туристов" еще довезти до отделения милиции, как в кабинете дежурного по городу затрещал телефон —в английском консульстве уже били тревогу по поводу судьбы подданного Великобритании.
А еще через некоторое время телетайпы Рейтер и Ассошиэйтед Пресс, надрываясь, разносили по свету "сенсацию"...
И еще одна деталь. Как сообщило агентство Ассошиэйтед Пресс, подобные же вылазки было заранее намечено устроить 24 сентября не только в Москве, но и в Варшаве, Будапеште и Софии. Во всех этих городах был избран один и тот же час, и были предприняты попытки распространить грязные листки одного и того же содержания. Все это, вместе взятое, ясно говорит о том, что грубая провокация иностранных "туристов" является не только и даже не столько делом их рук. Речь идет о заранее спланированном и старательно подготовленном трюке. Нетрудно догадаться, кому и зачем он понадобился. И никого не обманут заверения А. Папворта и В. Ровер в том, что они якобы действовали "из сугубо пацифистских побуждений". Речь сейчас идет о другом. О том, что в своей подрывной деятельности против сил социализма разведки западных стран в последнее время все чаще стараются использовать, и, судя по всему, небезуспешно, именно политически близоруких людей, тех, кто, нередко сам того не ведая, становится пешками на шахматной доске империалистических разведок и буржуазной пропаганды.
Но и такого рода приемы обречены на провал. Сами же западные корреспонденты подтвердили, что провокационная инсценировка двух иностранцев на Пушкинской площади длилась лишь считанные секунды.
В. Лавин.
                                                                   *
25 сентября А. Папворт и В. Ровер были выдворены из Советского Союза".
("Известия", 1968, № 226 (25 сентября, московский вечерний выпуск), с. 6)
.

воскресенье, 24 сентября 2023 г.

"С ровным рокотом над ними…"

"… Забирая, ввысь, вперед,
Над дорогами земными
Правил в небе самолет".
 

40 лет назад советские люди ещё теснее сплачивали ряды вокруг своей партии:
"Отповедь президенту
Читатели "Правды" об антисоветской истерии, которую раздувает администрация США
Каждый день приходят в "Правду" все новые письма, осуждающие подлую провокацию с южнокорейским самолетом. Читатели гневно пишут о цинизме нынешних американских правителей. Вашингтон продолжает спекулировать на гибели "Боинга", отправленного им самим в преступный шпионский рейс над территорией вашей страны.
"Теперь западная пропаганда словно с цепи сорвалась,— пишет 35-летний Константин Высоцкий, старший научный сотрудник Сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева. — Не кто-нибудь,  а лично президент США обрушивает на нас потоки злобной клеветы и пытается опорочить миролюбивые устремления советского руководства и всего нашего народа. Рейгановские "ястребы" устраивают погромы наших представительств в США, они дошли до того, что отказались гарантировать безопасность главы делегации СССР на сессию Генеральной Ассамблеи ООН. Мы не можем пройти мимо всего этого. Наше право ответить на провокации, на истерические вопли, тон которым задает президент США.
Все мои товарищи и вообще все люди, с которыми приходится встречаться, разговаривать, отлично понимают цель и характер гнусного спектакля, разыгранного опытными провокаторами из ЦРУ. Правда о шпионском полете известна всем честным людям земли, в том числе и честным людям в самой Америке. И как уже не раз бывало в истории, время в конце концов выявит непосредственных исполнителей этой провокации. Нелепо выглядят, господа, и ваши истошные крики о негуманности советских людей. Во всех странах мира знают, как безгранично гуманны граждане СССР. На море и на суше, в самых критических ситуациях наши людли, не задумываясь, рискуя жизнью, первыми бросаются на помощь терпящим бедствие гражданам любого государства Подобных примеров тысячи и тысячи. Но сейчас "гуманистам" Запада некогда обращаться к живой памяти — у них свой сценарий, свои коварные цели, и на почве разнузданной антисоветской истерии они хотят собрать политический урожай, а затем толкнуть человечество к атомной катастрофе. Им очень хотелось бы превратить жителей европейских стран в заложников — вроде пассажиров "Боинга", жизнью которых администрация США могла бы расплатиться за свои политические и военные авантюры. Мы призываем к бдительности тех, кому атомные маньяки готовят судьбу таких пассажиров. Мы, советские люди, еще теснее сплачиваем ряды вокруг своей партии и правительства, еще упорнее будем продолжать борьбу против гонки вооружений, за справедливый мир на земле".
Эту мысль продолжает участник Великой Отечественной войны П. Анакин, проживающий в Астрахани на улице Красноармейской: "Помню, к такой же варварской тактике прибегали гитлеровцы, посылая гражданское население на минные поля, то есть на неизбежную гибель. Я, как старый солдат, заявляю, что не нова ваша тактика с пассажирским лайнером, и беззащитные пассажиры "Боинга" были брошены на прикрытие очередной вашей военной операции, как это обычно бросало гитлеровское командование на смерть штатских граждан, женщин, стариков".
Подобные сравнения встречаются в письмах из Нижнего Тагила, Могилева. Моряк дальнего плавания Виктор Эберле из города Корсакова Сахалинской области продолжает: "Мирных людей без счету истребляла армия США во Вьетнаме. А сколько безвинных мирных жителей истребили год назад в Ливане!
Что-то не слышно было тогда воплей и слез господина Рейгана. Эти понятно — он сам благословил массовые убийства в Сабре и Шатиле, уничтожение мирных жителей в разных уголках планеты. Поэтому для нынешнего американского президента гибель пассажиров южнокорейского самолета — один из эпизодов, не больше".
Свое обстоятельное письмо — восемь страниц —советский моряк заканчивает так:
"Я много плаваю по белу свету, вдоволь насмотрелся на капиталистический "рай", и поверьте, нет в мире народа более дружелюбного, миролюбивого, открытого, чем наш, советский. Конечно, во всех странах имеются наши искренние друзья и всюду есть деловые люди, готовые с нашей страной торговать к обоюдной выгоде. Но есть там и заклятые враги мира, которых теперь возглавляют правители США. Если сунутся они на нашу священную землю, то пройти по ней смогут лишь тогда, когда в моих жилах не останется ни капли крови. Мы спокойно встречаем злобный лай из за океана и отвечаем дальнейшим укреплением оборонного могущества своей Отчизны, отвечаем благодарностью советским воинам — они достойно встретили вражеских шпионов, пролетавших над моим домом".
Житель города Горького А. Снегирев считает, что коварству наших врагов удивляться не следует. Люди старшего поколения помнят, скажем, провокационный поджог рейхстага полвека назад. Такое сравнение  напрашивается потому, что и тогда, и теперь цель у провокаторов была одна: нагнетать милитаристский угар.
"Но впервые,—продолжает Снегирев,—в нагнетании такого психоза используют самого президента США. Дело, конечно, самой "западной цивилизации", как ей лучше воспользоваться актерскими и прочими способностями своего лидера, но даже самоличное участие президента не сможет спасти авантюристов от суровой ответственности".
А вот что пишет старый рабочий М. Белгородский из города Кемерово: "Как бы вы, господа, поступили, если бы над секретными военными объектами США появился неизвестный самолет, не отвечающий ни на какие сигналы? Представьте себе, что этот самолет углубился до 500 километров на территорию США и с неведомым грузом держит курс к вашим ракетным базам. Какой гвалт вы, господа, учинили бы, какие кнопки кинулись бы нажимать?"
Рабочий завода "Балтиец" из эстонского города Нарвы В. Андерсон пишет: "От подобных элементарных вопросов Рейган отмахивается. На высокопарные речи он не скупится и просто захлебывается от злобной ругани в наш адрес, а ответить, почему "Боинг" очутился в советском небе, не желает. Наши рабочие-транспортники хотели бы знать, как же долго Рейган будет уподобляться глухарю на току. Это же не солидно, занимая такой пост, симулировать глухоту, играя в кошки- мышки. Любой школьник прекрасно понимает, что летательный аппарат из чужой страны, появившись над запретной зоной и не подчиняясь никаким сигналам, выполняет шпионские функции. А Рейган прикидывается этаким несмышленышем в коротких штанишках".
Взволнованное письмо прислал ветеран войны и труда Михаил Степанович Позднин, почетный гражданин города Городок Витебской области Белорусской ССР. От имени друзей-ветеранов он заявляет, что не могут советские люди равнодушно отнестись к потокам злобной лжи, к нестихаюшей грязной ругани, которую обрушивают заправилы США на нашу страну.
"Нынешний президент США —один из самых жестоких и злонамеренных лидеров нашего времени. Вопли этого черного президента "Держи вора! " никого не могут ввести в заблуждение, фальшивые слезы —тем более. Эти вопли и слезы — заурядный трюк голливудского деятеля, которым он хочет отвлечь внимание мировой общественности от кровавых преступлений США в Центральной Америке, на Ближнем Востоке и сорвать переговоры в Женеве. Методы провокации, выбор времени, бешеный характер пропагандистской кампании  говорят сами за себя. Этот черный хозяин Белого дома расшатывает, разрушает все положительное, что было достигнуто в отношениях наших стран и народов. Он хотел бы растоптать, уничтожить наши чувства взаимного уважения к добрым, честным, трудолюбивым людям Америки, перечеркнуть нашу дружбу, скрепленную кровью советских и американских солдат на полях второй мировой войны. Мы, ветераны, заявляем, что такие планы черного президента обречены на провал".
Много писем приходит от женщин—работниц, студенток, домохозяек, от матерей и солдатских вдов. Приведем одно из них. Его написала Зинаида Порфирьевна Шишманова из Ростова-на-Дону.
"Я старая русская женщина, ни в каких партиях никогда не состояла. Всю жизнь была и до конца дней своих буду религиозной, верующей. Пишу это письмо потому, что негодование рвется из души и не высказать его невозможно.
Вы, г-н Рейган, тоже считаете себя верующим, как же вы можете устраивать зверские побоища мирных людей и цинично восхвалять достоинства новейших видов ракет, призывая не к киноубийствам, а к кровавым убийствам миллионов людей, образ жизни которых вам не нравится. Вы и провокацию со шпионским самолетом хотели прикрыть ссылками на бога, а это есть кощунственное нарушение всех учений церкви.
Причина провокации с самолетом хорошо понятна. С тех пор, как вы стали  президентом США, вы проявляете такое человеконенавистничество, такую жажду крови и накопления богатства любой ценой, любыми жертвами человеческими, каких не проявлял еще никто из президентов Америки. Вот и этой гнусной провокацией вы не побрезговали. Я думаю, это от злобности, алчности, от  военного угара... В ответ на истошные ваши крики хочу вам спокойно сказать: "Одумайтесь, пока не поздно, не разжигайте ненависти, не губите жизней человеческих. А нервы не мешало бы полечить —нельзя на такой должности терять чувство меры, такта и бросаться безответственными словами. Вы же свой народ позорите... "
Письма Л. Шешнина из Фастова Киевской области, В. Антипенко из Калинковичского района Гомельской области, Н. Косаревой из Череповца и других читателей единодушно поддерживают непреклонную миролюбивую политику нашей партии. Читатели "Правды" отмечают спокойный, уверенный тон Заявления Советского правительства. Наша страна на провокации не поддается, и ее нелепыми санкциями, угрозами не запугать.
Наперекор безумствующим клеветникам и подстрекателям наше государство продолжает мужественно отстаивать дело мира. "Мы не одиноки в этой борьбе. И мы отстоим право на мир, за которое советские люди пролили больше крови, чем народы всех стран Запада, вместе взятые",—так говорится в письме инвалида Великой Отечественной войны И. Андрюшина из Ступинского района Московской области. В этих словах — мысли и чувства миллионов наших тружеников из всех республик необъятного Советского Союза.
Д. Новоплянский".
("Правда", 1983, № 268 (25 сентября), с. 4).