четверг, 7 июня 2018 г.

"И вот однажды на заре вошел он в темный лес..."

"...И с той поры, 
И с той поры,
И с той поры исчез".


70 лет назад еще больше трех месяцев оставалось до ареста в СССР гвардии подполковнику Я. Д. Тасоеву:
"Новая провокация англо-американских разведчиков
Берлин, 28 мая. (От специального корреспондента ТАСС). В г. Бремене (Германия) 23 апреля с. г. при таинственных обстоятельствах исчез инспектор транспортной группы управления репараций советской военной администрации в Германии, гвардии подполковник Тасоев Я. Д.
Как известно, гор. Бремен находится под контролем американцев, в связи с чем советское командование обратилось к американскому командованию с требованием немедленно разыскать подполковника Тасоева и возложило на американские власти ответственность за жизнь и безопасность Тасоева. Одновременно советское командование выделило специальную комиссию для расследования обстоятельств исчезновения Тасоева. Однако американские военные власти отказались без объяснения причин предоставить советской комиссии возможность выехать в Бремен для расследования этого дела.
На протяжении десяти дней американские власти в Германии не давали никаких сведений о местонахождении подполковника Тасоева.
Несмотря на противодействия со стороны американских властей, советским властям удалось, однако, установить, что 23 апреля с. г. вечером Тасоев, по приглашению официального американского представителя – начальника бременского порта – Клема, отправился к нему на квартиру по адресу – Магбург-Аллея, 22, на ужин и домой не вернулся. Проживавший совместно с Тасоевым исполняющий обязанности уполномоченного управления репараций СВАГ в порту Бремен лейтенант Беляков утром следующего дня в 7 часов позвонил на квартиру к Клему, чтобы выяснить, где Тасоев. Ему ответили, что Клем уехал и что Тасоева на квартире Клема нет. Беляков все же добился встречи в тот же день с Клемом и потребовал от него объяснений, где находится Тасоев. Клем заявил, что Тасоев по приглашению его и его жены приехал к нему на ужин и затем был увезен с его квартиры какими-то двумя неизвестными, которых он также пригласил в этот день к себе на ужин. Нелепость этих объяснений Клема бросалась в глаза. К тому же Клем в своих объяснениях запутался и в ответ на настойчивые требования т. Белякова сообщить обстоятельства, при которых Тасоев был увезен с его квартиры, дал новую версию исчезновения Тасоева. Клем заявил, что, пригласив к себе в гости Тасоева и других лиц, он сам с женой отправился в театр, а, вернувшись из театра, узнал, что Тасоев увезен гостями Клема. Все это неправдоподобное объяснение не могло, разумеется, удовлетворить лейтенанта Белякова, который добился после настойчивых требований приема у представителя американского военного командования в Бремене капитана 1 ранга Дженса. Клем, приглашенный к Дженсу, вновь повторил свой бессмысленный рассказ об исчезновении Тасоева, причем на требования Белякова назвать имена "гостей" Клема, которые увезли Тасоева, Клем отказался это сделать. Вплоть до 7 мая американское командование не давало никакого ответа советским властям о Тасоеве.
7 мая заместитель американского военного губернатора в Германии, генерал-майор Хейс в своем письме советскому военному командованию в Германии, вместо того, чтобы объяснить обстоятельства исчезновения советского подполковника Тасоева из дома американского офицера, начальника бременского порта Клема, сослался на опубликованное в начале мая в английской печати сообщение министерства иностранных дел Англии, в котором говорилось, что "подполковник Тасоев добровольно прибыл в Англию, где он был принят в соответствии с существующими традициями предоставлять убежище политическим беженцам".
Вскоре советскому военному командованию стало известно, что подполковник Тасоев, о котором МИД Великобритании сообщило, что он "добровольно прибыл в Англию", находится в Лондоне в заключении, в тюрьме. В связи с установлением советскими властями этого факта, опровергающего заявление английского министерства иностранных дел о том, что подполковник Тасоев добровольно прибыл в Англию и что ему предоставлено в Англии "убежище", как политическому беженцу, и в результате настойчивых требований советского военного командования в Германии Тасоев был доставлен англичанами из Лондона в Берлин и 20 мая передан советским властям.
Как теперь уже точно установлено, над подполковником Тасоевым англо-американскими властями под руководством английской и американской разведок было учинено неслыханное насилие. Как выяснилось, 23 апреля 1948 года начальник бременского порта американец Клем действительно пригласил Тасоева к себе на квартиру, якобы на ужин. Для того, чтобы Тасоев не вздумал захватить с собой лейтенанта Белякова, с которым они обычно бывали вместе, Беляков был вызван по "срочному" делу в порт, якобы в связи с погрузкой советского парохода "Сучан". Клема не оказалось дома. Тасоева встретила хозяйка – жена Клема, владеющая русским языком, проживавшая ранее в прибалтийских советских республиках и выехавшая при странных обстоятельствах в Германию, где в 1946 году вышла замуж за Клема. Она проводила Тасоева в столовую, где уже было несколько мужчин, которых жена Клема представила, как своих друзей. Вскоре явился Клем в сопровождении пяти неизвестных Тасоеву лиц. После короткого ужина гостям была предложена прогулка по Бремену на автомашинах, но, как только Твсоев сел в машину и все двинулись в путь, сидевшие рядом с Тасоевым два субъекта неожиданно скрутили ему руки и, применив таким образом насилие, привезли в английскую зону и здесь продержали до рассвета. На рассвете эти же субъекты втащили Тасоева в самолет и перебросили в Лондон. Из разговора в самолете Тасоев понял, что он находится в руках английской разведки. Его все время уговаривали, что ему будет лучше, чем в Советском Союзе, а во время полета на самолете один из англичан убеждал его в том, что они летят на самолете Монтгомери, надеясь, что Тасоев оценит "столь высокую честь", оказанную ему.
В Лондоне Тасоева привезли на квартиру по адресу Бишоп Кингс Род, 16-23. Эта квартира, как также было позже установлено, была явкой английской разведки.
Кроме хозяйки квартиры, которая представилась как миссис Вигенд, и ее дочери Бетти, сотрудницы английской разведки, к Тасоеву были представлены 2 человека, не отходившие от него день и ночь. Тасоева непрерывно посещали английские разведчики, знающие русский язык, которые также убеждали его остаться в Англии и бороться против советской власти. Ему привезли на квартиру груду антисоветской литературы, от меньшевистского "Социалистического Вестника", издающегося в США, до белогвардейских газет, издающихся в Лондоне. Английские разведчики убеждали Тасоева в том, что советские власти объявили его изменником и что министерство иностранных дел Великобритании уже опубликовало сообщение о том, что он добровольно прибыл в Англию и является политическим беженцем. Они пытались доказать Тасоеву, что единственным выходом для него из создавшегося положения является – подать заявление о том, что он по политическим мотивам бежал из Советского Союза и просить английское правительство предоставить ему убежище.
Угрозами, шантажом и насилием представители английских властей пытались получить от Тасоева какой-нибудь документ, чтобы оправдать беспрецедентное насилие над ним и как-то выпутаться из скандального дела, получившего большую огласку. Тасоев категорически отказался писать какое-либо заявление и требовал передать его советскому посольству в Лондоне.
6 мая, обманув англичан, охранявших его, Тасоев выбежал на улицу и, проник на территорию выставки "Олимпия" и при большом скоплении людей стал кричать, что он – советский подполковник, похищенный англо-американцами в Бремене, и просил связать его советским посольством в Лондоне. Полицейский с трафаретами на петлицах ф-55 любезно предложил свои услуги Тасоеву, но доставил его не в советское посольство, а в тюрьму полицейского дивизиона, Брук Грин Род, 19.
Находясь в полицейской тюрьме с 6 по 20 мая, Тасоев ежедневно обращался с устными и письменными требованиями в министерство иностранных дел Англии и полицейскому командованию с просьбой дать ему свидание с представителем советского посольства, либо поставить о нем в известность советского посла в Лондоне. Вместо удовлетворения этих законных требований Тасоева английские разведчики уговаривали Тасоева не возвращаться в СССР, а лучше подписать какое-то заявление, которое они ему подсовывали. Так как Тасоев отказывался это сделать, то его неоднократно подвергали избиениям. Между тем, вся эта история становилась все более и более широко известной. Назревал скандал, во избежание которого английские власти, убедившись, что затеянная ими провокация провалилась, вынуждены были вернуть Тасоева в Германию и передать его здесь советским властям. Это возмутительное насилие над советским офицером не может остаться безнаказанным для агентов англо-американской разведки, ответственность за преступные действия которых несут англо-американские военные власти в Германии".
("Советский Сахалин", 1948, № 135 (9, июнь), с. 4).

Комментариев нет: