воскресенье, 15 апреля 2018 г.

"В синее небо ширя глаза…"

"…Как восклицаешь: — Будет гроза! 
На проходимца вскинувши бровь — 
Как восклицаешь: — Будет любовь!"
 


65 лет назад советские следственные органы не давали спуску расхитителям какао:
"Письма в редакцию
А как быть с ротозеями?
Шестнадцатого марта 1950 года председатель Холмского рыбкоопа Ушаков принял на должность экспедитора некоего Прокопова. За период с марта по июль 1950 года Прокопов не отчитался за полученные им товары на 19836 рублей. Однако Ушакову эта сумма показалась столь незначительной, что 10 июля он поручил экспедитору получить из Невельской базы рыболовпотребсоюза партию какао на 103040 рублей. Прокопов сдал на склад какао всего на 7728 руб. Остальное же количество продукции было сбыто на сторону, а деньги присвоены.
После этой операции Прокопов еще полгода работал под крылышком своих благодетелей, и только тогда они спросили его: где же остальное какао?
На этот вопрос экспедитор ответить не мог, так как "запамятовал", когда и кому сбыл какао. "С горя" он запил, за что и был уволен из рыбкоопа 19 февраля 1951 года.
Следственные органы нашли причастных к этому делу. Это – заведующий складом Попов, заведующие магазинами Мукашев, Мареева, Васенев и завторгом Виленко, за расхищение какао осужденные судом. Получили по заслугам и бывшие руководители рыбкоопа Ушаков и Шалайкин за попустительство расхитителям социалистической собственности.
Казалось бы, что справедливость восторжествовала, но где же основной виновник хищения какао? Где же Прокопов, скрывшийся от следственных органов!
А Прокопов преспокойно проживал в соседнем, Чеховском районе и продолжал творить грязные дела: жил без документов, менял десятки раз место работы.
Но вот в декабре 1951 года Прокопов, работая на рыбзаводе "Пионерский" ловцом, решил попытать счастья в Красногорском район, где он явился к начальнику ОРСа леспромхоза т. Карпус и попросил принять на работу.
Человек, проявивший большое пристрастие к торговле, с первого раза пленил начальника ОРСа. По его указанию жулик получил со склада ОРСа 720 бутылок спирта и 10 бараньих туш. На радостях Прокопов изрядно выпил за свои успехи в торговле и за здоровье простака Карпус. Очнувшись на следующий день, он захватил с собой вырученные 1190 рублей и благополучно отбыл в Чеховский район.
В июне 1952 года Прокопова откопал директор Чеховского торга Рудометов, привез в свою резиденцию и приказал инспектору т. Николаевой немедленно оформить экспедитором. На замечание Николаевой о том, что у Прокопова нет документов, Рудометов гаркнул: "Не возражать! Быть Прокопову экспедитором и точка".
Имея "богатый опыт" по расхищению социалистического добра, Прокопов развернул свою деятельность в пос. Кострома, где простаки из торговой сети другой системы предложили ему работать по совместительству и у них.
Широкие масштабы торговли вполне устраивали проходимца. Он возил муку по поручению двух руководителей и в конечном счете присвоил себе 16600 рублей, после чего исчез в неизвестном направлении.
Органы милиции ищут Прокопова, а в это время начальник ОРСа Холмского леспромхоза т. Комаровский жмет его руку, поздравляет с назначением на должность заведующего магазином. Получив по воле Комаровского свободу действий, Прокопов за 20 дней растратил 12000 рублей, бросил магазин и не появился к Комаровскому даже попрощаться, хотя ему премного обязан за услугу.
Вынырнул Прокопов в поселке "Пионеры", Чеховского района, в поисках новых ротозеев, но в конце концов 17 февраля 1953 года был арестован.
В скором времени Прокопов предстанет перед советским судом. Жулик и проходимец получит по заслугам. Но как быть с ротозеями, способствовавшими жулику Прокопову залезать в государственный карман? Нам кажется, что и они должны понести ответственность.
М. Ящук,
следователь прокуратуры г. Холмска".
 ("Советский Сахалин", 1953, № 89 (15, апрель), с. 3).

Комментариев нет: