вторник, 16 января 2018 г.

"Снежные сибирские белые поля..."

"…С детства сердцу близкая
Русская земля.
Ты ли мне не дорог,
Край мой голубой?
На границе часто снится
Дом родной".


65 лет назад советские читатели с нетерпением ждали свежих образцов литературы с мест:
"Критика и библиография
Альманах "Новая Сибирь"
Вышла из печати двадцать шестая книга альманаха "Новая Сибирь".
"Новая Сибирь", книга 26. Иркутск, Облгиз, 1952 г.
Открывающие альманах главы из повести лауреата Сталинской премии П. Маляревского "Здравствуй, жизнь! ", посвящены нашим студентам, их учебе, первым самостоятельным шагам в жизни. Было бы неправомерно давать только по отдельным главам оценку всей повести. Судя по напечатанным отрывкам, мы имеем дело с произведением на очень нужную тему.
Дело не только в том, что герои повести преодолевают трудности в достижении знаний. Повесть, на наш взгляд, должна дать картину нравов нашей молодежи, показать формирование их характеров, их высокие идеалы служения народу, которые воспитываются в них учителями, средой, самой жизнью.
"...Самое, знаете ли, страшное в нашей профессии, когда перестает для тебя существовать живой человек, а есть только этакая безликая человеческая единица, нуждающаяся в текущем и капитальном ремонте... Некоторые говорят, что врач должен воспитать в себе профессиональное равнодушие. Ерунда! Чушь!.. ", - говорит молодым врачам их руководитель, профессор Полозов, и эти слова лежат в основе тематической направленности всего произведения. В нашем молодом поколении воспитываются любовь к человеку, черты благородного советского гуманизма,  и именно в этом его принципиальное отличие от молодежи капиталистических стран, сознание которой отравляется идеологией человеконенавистничества.
В эпизодах с больной девочкой Саней, которой помогают студенты, в истории со студенткой Клавой, которая увлеклась театром и забросила учебу, в истории доклада Сени и в других эпизодах ярко проявляется кровная заинтересованность советских людей в судьбе каждого отдельного человека, и это качество становится понятием широким, неотъемлемой частью мировоззрения героев повести.
Хорошо, что герои повести показаны людьми, круг интересов которых не сужен одной учебой, профессией, что они интересуются и литературой, театром, ведут общественную работу, иначе говоря, полностью включены в большую, многообразную советскую жизнь. Хорошо, что они любят, страдают; наряду с достоинствами им присущи слабости и недостатки, которые преодолеваются сообща, коллективом. Это обогащает образы героев, приближает их к жизненной достоверности.
И все же в публикуемых главах эта усложненность образов еще недостаточно заострена, их внешние и внутренние противоречия еще недостаточно ярко и выпукло обрисованы, и потому они зачастую выглядят несколько блекло. Тоже можно сказать в отношении отдельных эпизодов, обрисованных как бы одной краской, без тех взлетов, которые создают контрасты. Языку повести не всегда хватает глубины, образности, индивидуализированности речи, неопределенным кажется нам и разговор Лены с Валей о будущей работе.
"...А вот приедешь куда-нибудь на край света, знаний у тебя мало, а опыта нет и будешь тыкаться, как слепой котенок», - говорит Валя. Автор сам, всем своим повествованием опровергает эти странные утверждения, тем более странные, что мы видим тех же Лену и Валю не только на теоретической, но и на большой практической работе, выходящими из стен института хорошими теоретиками и практиками. Неправдоподобным кажется нам и эпизод с диагнозом больной, когда пять врачей ставят пять различных диагнозов.
Повторяем: трудно судить о произведении по отдельным его частям и поэтому преждевременно давать ему окончательную оценку.
В рассказе Юрия Шамшурина "Дымок в лесу" повествуется о том, как солдат Вадин зимой возвращался из армии, заблудился в лесу и его случайно спасли председатель колхоза и приезжий корреспондент газеты. Недоумение оставляет этот рассказ. Для чего он написан? Что, собственно, хотел сказать им автор? Если бы все злоключения заблудившегося Вадина были оправданы какой-то высокой целью, мы бы увидели в этой истории нечто большее, чем случайное, мелкое событие. Рассказ, на наш взгляд, является примером того бездумного писательства, когда автор не ставит перед собой никакой серьезной и глубокой задачи, а пишет просто ради того, чтобы писать. При всем том, у автора есть определенные способности, которые позволяли ему создать хороший рассказ.
Совсем иное впечатление оставляет рассказ В. Пугачева "Голос Ивана Аверьяновича". Это – сама жизнь, яркая, действенная. Живо и своеобразно рассказано в нем о торжественном дне выборов в Совет, о том, как старый бакенщик Аверьяныч, всегда приходивший первым отдать свой голос за кандидатов народа, оказался отрезанным на своем острове и как его доставили на избирательный участок на самолете. Это исключительное обстоятельство помогает автору глубже и ярче нарисовать образы, сделать рассказ правдивым.
В картинах, рисуемых автором, явственно проступают приметы нового, колхозного быта, которые присутствуют во всем рассказе, во всех взаимоотношениях и поступках его героев. Именно это помогает В. Пугачеву создать подлинное ощущение жизни, ощущение радости, света. Сдержанным, хорошим юмором согрет образ Аверьяныча. Ясно очерчены образы председателя колхоза, пилота и особенно Андрея, по-настоящему веселого, обаятельного парня. Искусственным, а потому излишним кажется нам только коверканье пилотом русской речи.
Раздел "Дела и люди" открывается интересным и поучительным очерком Г. Кунгурова "Славное море, советский Байкал". В очерке рассказывается о большой и сложной работе байкаловедов, о профессоре Кожове и его сотрудниках, работающих над проблемами расширения "зон жизни" Байкала, над насыщением его вод "полноценными организмами промыслового значения". Рисуя живописные картины Байкала, рассказывая о людях, разрешающих его научные проблемы, автор не только совершает полезный экскурс в историю, но и открывает перед читателем заманчивую перспективу завтрашнего дня Байкала, с его будущими горно-климатическими курортами, с обновленной жизнью его вод и берегов.
Второй очерк этого раздела "Хозяин Лены" В. Козловского посвящен трудовым будням наших речников. Удачей очерка является то, что автор сумел дать целый ряд ярких зарисовок самоотверженного труда речников, раскрыть биографию своего героя – старого заслуженного капитана Василия Алексеевича Культяпина. Истым "хозяином Лены" выглядит этот скромный труженик, и автор правильно поступает, показывая его в момент, когда корабль проходит порог "Пьяный бык". Именно здесь, в эпизоде спасения женщины с ребенком, раскрывается он как человек. И вполне закономерно завершает автор свой очерк описанием назначения Культяпина на новый, большой карабль: "большому кораблю – большое плавание".
Следует, однако, отметить недостаточную работу автора над языком очерка, в котором попадаются такие выражения, как: "…мучился он в сомнениях и тут же разбивал их…", Пароход забурлил волны" и т. д., такие сравнения, как "красные розы, словно брызги огня".
Стихи, помещенные в альманахе, привлекают внимание своей актуальной и разнообразной тематикой.
Интересно стихотворение Юрия Левитанского "Утро нового года", со свойственным поэту сочетанием эпических и лирических мотивов, с характерным для него приемом широкого обобщения.
"За незыблемый мир! –
                                  отозвались поля и леса.
За незыблемый мир! –
                                  грохотало в расщелинах гор.
За незыблемый мир! –
                                  прошептал пограничный дозор.
Изделёка откликнулись
                                  Робсон, Неруда, Хикмет,
Итальянские доки,
                                  ночной партизанский секрет…"
Появление в альманахе нового цикла стихов Александра Гайдая – свидетельство растущей творческой активности поэта. В стихах встают образы старого садовода, который
                "…в этих саженцев семью
                Вложил всю волю, жизнь свою
                И в их цветеньи снова молод…",
И молодого геолога, у которой
                "…остались позади
                Друзья и институт, студенческие годы…
                Теперь она товарищ инженер".
Привлекателен образ старой учительницы, в котором наиболее сильно сказалась присущая поэту лирическая взволнованность:
"Мы к вам приходили с открытой душою
Просили совета и ждали ответа.
Вы всей своей жизнью, прекрасной, большою
Как добрая мать отвечали на это".
Заслуживают внимания стихи Виктора Киселева "Напарники" и "У Доски почета" о советских железнодорожниках. В них проступает собственная поэтическая интонация и тема. В стихах Александра Мандрика "Переселенцы" и "Наследники" чувствуется биение новой созидательной жизни на далекой Курильской земле. Этого нельзя сказать о стихотворении "Маяк", отвлеченном и риторичном.
Стихотворение Павла Непомнящих "Студент" привлекает внимание простотой, искренностью рассказа о студенте, который торопится получить знания для того, чтобы вернуться на работу в родной колхоз:
                     Осенний дождь шумит за стенкой
                      И ветер за окном.
                      Гостят Мичурин и Лысенко
                      У парня за столом.
Но рядом с этой строфой, стоит слабая строфа:
                      От председателя правления
                      Наказ он получил:
                      Науки нашей достижения
                      Детально изучи.
Это замечание о неравноценности частей, можно отнести к большинству стихотворений, помещенных в альманахе. В них есть серые строфы, рифмы, образы, сравнения, свидетельствующие о недостаточности поэтического мастерства.
Раздел публицистики в альманахе представлен статьей Евгения Виллахова "Как янки рвались на русский север", которая дает историческую картину алчной экономической экспансии американских миллиардеров и миллионеров на русский север, к его природным богатствам. Обширный фактический материал, приведенный в статье, разоблачает хищнический характер американского империализма, который Ленин назвал самым реакционным, самым агрессивным империализмом, готовым ради прибылей потопить весь мир в крови.
В разделе критики и литературоведения читатель познакомится с содержательной статьей В. Купреяновой о творчестве сибирского писателя А. Коптелова. Хотелось бы, чтобы литературно-критические статьи были в каждой книге альманаха.
В составлении очередной книги альманаха соблюден принцип ознакомления читателей с новыми работами иркутских писателей и поэтов. Положительной чертой альманаха является также тематики помещенных в нем произведений – все они обращены к нашему, сегодняшнему дню, к нашим советским людям, к их созидательному труду на всех участках всенародной борьбы за построение коммунистического общества.
Редколлегия альманаха должна настойчиво добиваться повышения качественного уровня публикуемых произведений, предусматривать возможно большее разнообразие в жанрах, включая боевую, действенную советскую сатиру. Серьезное внимание надо обратить и на регулярный выпуск альманаха, а также подумать о замене его серой, неказистой обложки.
Алексей Самсония".
("Восточно-Сибирская правда", 1953, № 14 (17, январь), с. 3).

Комментариев нет: